О попытках аль-Мамуна проникнуть в Великую пирамиду |Тайны веков

О попытках аль-Мамуна проникнуть в Великую пирамиду

By adminmy | Март 28, 2014
Under: IX, пирамиды

Al MamunПитер Томпкинс. «…о попытках аль-Мамуна проникнуть в Великую пирамиду…».
Первый рассвет ренессанса зародился с приходом арабов. Когда последователи пророка Мухаммеда в VII веке пришли к власти на Ближнем Востоке и захватили в 640 году н. э. город Александрию, они обнаружили, что никакой сколько-нибудь ценной библиотеки там нет и в помине, но зато в этом городе есть четыре тысячи дворцов, четыре тысячи купален и четыре тысячи театров. Роскошь и богатство этого города, равно как и масштаб его христианского флота, привели их в изумление, и они решили, что должны превзойти увиденное.
Восхищение мусульман возможностями навигационной науки возродило потребность в знаниях по географии, которая требовала точного понимания астрономии и математики. Поиск необходимых знаний в этих областях неминуемо привел их к тайнам пирамиды. Для расширения своих познаний арабы стали переводить на арабский язык все древние источники, которыми им удалось завладеть. Они тщательно обыскивали монастыри в поисках древних греческих и санскритских рукописей, добывая таким образом редчайшие экземпляры произведений Евклида, Галена, Платона, Аристотеля и мудрецов Индии. В результате проведенной переводческой работы в середине Средневековья религиозные последователи Мухаммеда — халифы Багдада — стали самыми просвещенными и самыми могущественными владыками мира. Во времена правления Гаруна аль-Рашида, чьи подвиги восхвалялись в книге «Тысяча и одна ночь», переводчикам платили за их труд чистым золотом по весу той рукописи, которая переводилась.
Младший сын Гаруна аль-Рашида по имени аль-Мамун, который воцарился на троне в 813 году н. э., основал университеты, покровительствовал литературе и наукам и превратил Багдад, который был в то время известен под именем Город мира, в место академических научных бдений, оснащенное библиотекой и астрономической лабораторией.
Гиббон описывал аль-Мамуна как «принца, обладающего редчайшими знаниями, способного с присущей ему скромностью любезно оказать помощь на научных ассамблеях и диспутах эрудитов. Молодой аль-Мамун был ответственен за перевод на арабский язык труда «Альмагест». — величайшего труда Птолемея по астрономии. Этот труд содержал в себе сведения по астрономии и географии, включал в себя самый ранний из дошедших до нас каталог звезд, знания о которых много веков назад были утрачены для Запада, но представляли собой огромную ценность для арабов, которые расширяли свою империю.
Аль-Мамун заявлял, что во сне ему явился Аристотель, окруженный семьюдесятью учениками, и показал «образ Земли» и самую первую «звездную карту в мире ислама». И хотя она впоследствии исчезла без следа, известный арабский историк аль-Масуди обращался к этим картам за справкой в первой половине Х века. Для проверки утверждения Птолемея о том, что длина окружности Земли равна 18 000 миль, аль-Мамун приказал своим астрономам измерить по суше фактическую длину градуса широты по территории соседней долины Пальмиры, расположенной к северу от Евфрата. От избранной центральной точки наблюдатели стали двигаться на север и на юг, пока не зафиксировали, что по астрономическим данным широта изменилась на Г. С помощью деревянных измерительных стержней они произвели замеры песчаной долины и получили в результате длину градуса в 56 2/3 арабской мили, что эквивалентно 64,39 английской сухопутной уставной мили. Это значение, которое давало длину окружности, равную 23 180 милям, оказалось более точным, чем число Птолемея, но у арабов не было средств перепроверить это число еще раз — в то время еще никто не совершал кругосветное путешествие вокруг Земли. Более того, большинство людей в те времена еще верили доказательствам того, что Земля — плоская! Аль-Мамун, который наладил очень современное разведывательное управление под руководством своего генерального почтмейстера, задействовавшего для этой цели только в одном Багдаде 1700 пожилых женщин в качестве сыскных агентов, получил сведения о том, что Великая пирамида известна тем, что в ней скрыта тайная камера, в которой хранятся карты и таблицы как небесной, так и земной сферы. Источники агентурной сети сообщали, что, несмотря на то что эти данные были составлены в очень отдаленные времена, они, предположительно, не утратили своей ценности, так как выполнены с огромной точностью. Кроме того, сообщалось, что эта камера хранит в себе также невероятные сокровища и такие необычные вещи, как «оружие, которое не подвержено коррозии», и «стекло, которое можно гнуть, но оно не будет ломаться».
Арабские историки, включая известнейшего Абу Абдаллу Мохаммеда бен Абдуракина аль-Кейси, подробно излагают рассказ о попытках аль-Мамуна проникнуть в Великую пирамиду. В 820 году молодой халиф собрал огромнейшее полчище, состоящее из механиков, архитекторов, строителей и каменотесов, чтобы одолеть пирамиду. Долгие дни они потратили на обследование крутой поверхности северной грани в поисках тайного входа, но так и не обнаружили ни единого его признака.

Al Mamun - North face of the Great Pyramid

Как гласит история, аль-Мамун принял решение не отрекаться от намеченного плана и прорыть ход через твердую породу пирамиды, надеясь таким образом пересечь какой-нибудь из ее внутренних ходов. Молоток и долото не смогли бы вгрызться в orpoM-ные блоки известняка, сколько бы кузнецов ни стояло наготове для заточки орудий, поэтому была найдена более примитивная, но эффективная система действий: орудия встраивали вплотную к каменной кладке, а когда они раскалялись докрасна, смачивали холодным винным уксусом, пока кладка не начинала трескаться. Затем стенобитные тараны выбивали крошащийся каменный блок. Люди аль-Мамуна пробивали туннель длиной более 100 футов, вгрызаясь в твердое сердце пирамиды, чтобы вырыть узкий проход, который становился все более и более жарким, пыльным и узким. Освещение обеспечивали свечи или факелы, которые поглощали кислород и отравляли воздух.

Аль-Мамун уже хотел бросить свою затею) когда один из рабочих услышал приглушенный звук какого-то тяжелого предмета, падающего внутри пирамиды, где-то в. восточной части туннеля. удвоив усилия и изменив направление бурения, рабочие пробились в пустотелый ход, «преодолевая тьму, которая страшила взоры и была труднодоступна для прохождения». Этот ход был размером 3 ½ фута шириной и 3 фута и 11 дюймов высотой и имел угол уклона 26′. Пол этого ходя устилали крупные камни в форме призмы, которые были выдолблены из потолка этого хода. Продираясь по ходу на четвереньках, арабы обнаружили настоящий тайный вход, расположенный приблизительно в 90 футах к северу. Вход оказался расположенным на 49 футов выше той линии, которая является основанием пирамиды, на десять рядов кладки выше того места, которое первоначально указал аль-Мамун, и на 24 фута восточнее главной оси северной грани Великой пирамиды.
Пройдя обратно по проложенному ими самими пути, аль-Мамун и его рабочие начали на ощупь спускаться по низкому, скользкому Нисходящему коридору, который был вырублен в глубь каменистой породы плато. В конце пути, на дне коридора, их постигло разочарование, так как они обнаружили там только незавершенную, грубо обтесанную камеру или «яму», пол которой был неровным, а наполнение — обломки породы и пыль. В дальнем конце был найден еще более узкий горизонтальный коридор длиной 50 футов, приводящий к глухой стене, в полу была обнаружена шахта, которая опускалась на глубину 30 футов и вела в никуда.
По оставшимся на потолке следам от факелов арабы сделали вывод, что эта «яма» посещалась в античные времена и что если там и было нечто заслуживающее внимания, то уже давно вытащено оттуда.
То, что действительно заинтриговало арабов, так это крупный призматический камень, который упал с потолка Нисходящего коридора. Было совершенно очевидно, что он покрывал торец большого прямоугольного гранитного камня черно-красного цвета, который служил заглушкой, плотно притертой для перекрытия того, что предположительно было еще одним коридором, ведущим вверх, в тело самой пирамиды. Но о таком коридоре ничего не говорилось ни в трудах Страбона, ни в трудах других античных авторов. Аль-Мамун предположил, что ему удалось наткнуться на тайну, которая хранилась нераскрытой со времен сооружения данного великого строения. Арабы предприняли усилия, чтобы расколоть или сместить гранитную заглушку, но она была исключительно плотно втиснута, ее длину невозможно было определить, кроме того, она наверняка весила несколько тонн. Возбужденный перспективой открыть новый коридор, который приведет к какой-нибудь потаенной комнате с несметными сокровищами, аль-Мамун отдал приказ вырубать стены вокруг заглушки, так как они состояли из блоков, вытесанных из более мягкой известняковой породы. Эта работа заняла уйму времени, что не совпало с предварительными расчетами. Когда арабам наконец-то удалось врубиться в породу над первой гранитной заглушкой на глубину 6 футов, они обнаружили там другую гранитную заглушку, столь же прочную и столь же плотно втиснутую в коридор, как и первая. За второй заглушкой оказалась третья. К этому моменту арабы пробили туннель длиной более 16 футов.
За третьей гранитной заглушкой оказался ход, перекрытый заглушкой из известняка, которую уже можно было дробить долотом и поэтапно освобождать пространство от полученных осколков.
Не существует записей о том, сколько же таких заглушек встретили на своем пути арабы, но им наверняка пришлось сделать до двадцати или более вырубок, прежде чем удалось очистить проход к узкому Восходящему коридору, высотой менее 4 футов, как и прежний, и широтой также не более предыдущего. Пробираясь на четвереньках, низко держа в руках факелы, аль-Мамун и его люди вынуждены были карабкаться на протяжении 150 футов, преодолели скользкий проход, который имел уклон 26′, как и предыдущий коридор. Только проделав столь тяжелый путь, они смогли поднять голову и встать на ноги на горизонтальной площадке. Впереди простирался еще один низкий горизонтальный коридор, высота которого была ничуть не больше того коридора, который они только что мучительно преодолевали при подъеме.
Миновав дюйм за дюймом расстояние до конца этого коридора, они оказались в прямоугольной комнате из известняка с rpy6o обтесанным полом и двускатным потоком из известняка. По традиции арабы погребали своих умерших женщин в могильных помещениях с двускатными потолками (в отличие от могильных помещений с плоскими потолками, предназначенных для захоронения мужчин), поэтому найденная комната стала известна как Камера царицы.
Это была комната с голыми стенами, длиной 18 футов, почти квадратная, с пустой нишей, которая была расположена в восточной стене и оказалась достаточно большой, чтобы в ней поместилась статуя в человеческий рост. Арабы решили, что ниша может скрывать вход в какую-нибудь другую камеру, поэтому начали кромсать ее, пробивая себе путь в твердой кладке. Однако, пройдя один ярд расстояния, они бросили эту затею.
Пройдя обратный путь до того места, где они оставили низкий Восходящий коридор, арабы подняли факелы, устремив их в зловещую пустоту, которая накрывала их сверху. На боковых стенах они разглядели отверстия для балочных перекрытий, что означало, что когда-то пол Восходящего коридора имел продолжение по направлению вверх, скрывая и блокируя тем самым узкий коридор, ведущий к Камере царицы.

Al Mamun - Great Gallery Great Pyramid
Взбираясь на плечи друг друга и поднимая ввысь факелы, арабы обнаружили, что находятся на дне довольной узкой, но большой по размеру галереи, имеющей высоту около 28 футов, которая уходит вверх, приблизительно с тем же уклоном, что и Восходящий коридор, устремляясь в черное мистическое сердце пирамиды.
Центральная часть этого нового коридора оказалась чрезвычайно скользкой, но по обе стороны от него располагались узкие полозья-пандусы, с выдолбленными отметинами, расположенными через равные промежутки. Эти пандусы давали устойчивую опору ногам. Держа факелы высоко над головой, арабы двигались по пандусам, как по лестнице. В конце еще одного подъема длиной 150 футов они натолкнулись на твердый камень огромных размеров, который возвышался на 3 фута над полом. Они вскарабкались на него и смогли, таким образом, встать на платформу размером 6х8 футов, расположенную на вершине галереи.
За этой платформой находился пол, который был продолжен на том же уровне, но потолок спускался ниже предыдущего ровно на 41 дюйм, образуя некое подобие входа с опускающейся решеткой, ведущего в пространство маленькой предкамеры. Пройдя этот вход, аль-Мамун и его люди вновь вынуждены были согнуться, чтобы преодолеть короткий коридор, ведущий в другую камеру.
Факелы озарили огромную комнату с прекрасными пропорциями. Ее стены, пол и потолок были чудесно отделаны полированным кpacным гранитом, уложенным блоками. Блоки квадратной формы были абсолютно точно пригнаны друг к другу — по-настоящему благородные покои длиной 34 фута, шириной — 17, высотой-19. Комната имела плоский потолок, поэтому арабы назвали ее Камера царя.
Люди аль-Мамуна в состоянии крайнего неистовства обшаривали все самые крохотные щелочки этой камеры, но так и не нашли ничего существенного — никаких признаков сокровищ, только большой, прекрасно отполированный саркофаг из гранита цвета темного шоколада.
Некоторые арабские авторы сообщали, что аль-Мамун обнаружил в саркофаге каменную статую в облике человека. Они также повествовали о том, что внутри статуи было найдено тело с нагрудным оплечьем в форме колье — украшением из золота и драгоценных камней, с бесценным мечом, уложенным на груди, с карбункулом размером с яйцо на голове, который светился как при дневном свете. По преданиям, статуя была сплошь покрыта таинственными письменами, которые никто не смог расшифровать. Однако какие-либо исторические доказательства, подтверждающие этот рассказ, отсутствуют.
Аль-Мамуну стало очевидно, что либо это был неслыханных размеров мавзолей, возведенный без особого повода, лишь в угоду одной-единственной пустой грудной клетке, либо это было место, которое до него было подчистую разграблено предшественниками. Хотя с трудом можно было представить себе, кто и как мог это сделать, зная то бессчетное число каменных заглушек, которые арабы вынуждены были раздолбить, прокладывая себе путь через пробитый своими же неимоверными усилиями вход.
Арабы впали в бешенство от постигшего их полного разочарования и принялись кромсать часть пола и рубить прекрасные гранитные стены, даже вырубили, в порыве чувств, короткий туннель в углу комнаты, который был совсем ни к чему.
Легенда гласит, что для усмирения своих отчаявшихся людей аль-Мамун запрятал ночью в пирамиде золото, которое полагалось людям в качестве оплаты их труда, а затем подсунул его им, объясняя находку мудростью Аллаха и божественным провидением.

Ист. Питер Томпкинс. Тайны Великой пирамиды Хеопса. Загадки двух тысячелетий. М.: ЗАО Центрполиграф. 2008.

Vkontakte Facebook Twitter Мой мир Livejournal Google Bookmarks Закладки Yandex Ruspace

Comments are closed.

.