Аффлек Грей «Серый человек Бен-Макдуи».
…А началось все в 1925 году с признания Норманна Колли, профессора органической химии Лондонского университета, члена Королевской академии, сделанного им на собрании Кажгормского клуба в Абердине. Он рискнул вспомнить о случае 35-летней давности:
«Я возвращался с вершины в тумане, когда вдруг почувствовал, что слышу не только шу.м собственных шагов. За мной раздавался хруст, будто кто-то следовал за мной по пятам. Я сказал себе: «Это нонсенс…» Но ужасный хруст продолжался и я вдруг побежал в панике, перепрыгивая валуны, пока не достиг Рошимерского леса. Что бы вы ни подумали о моем рассказе, но есть что-то подозрительное на этой вершине. Я во всяком случае твердо знаю, что никогда не вернусь туда…»
Конечно, можно было просто хмыкнуть: «Мало ли что привиделось человеку…» Но ведь, черт возьми, это п,сознание сделал не слабонервный юнец, а величайшей альпинист своего времени, человек недюжин-Н0А выдержки и хладнокровия. И если он решился поставить под удар свою репутацию, значит что-то там действительно было!.. Тем более, что о сходных ощущениях поведал и первопроходец Гималаев A. Келлас. А два столь опытных мужа вряд ли могли подвергнуться сходным галлюцинациям.
В общем, рассказу поверили, и дух гор, Ферла Мор, согласно кельтскому эпосу, или Фамх, как нарекли его шотландские поэты, «снежный человек», говоря по-нашему, впервые прогулялся по страницам прессы.
..Питер Даншам был летчиком и альпинистом. спасателем во время второй мировой войны. Однажды, утром, в мае 1945 года, он оказался на вершине Бен-Макдуи. Слышанные когда-то байки о призраке местных гор вызывали в нем любопытство и усмешку. И потому, услышав подозрительный хруст, он почувствовал скорее интерес, нежели страх. И все-таки… «Я с удивлением вдруг обнаружил, — вспоминал потом Даншам, — что бегу с невероятной скоростью…, Я попытался было остановиться, но это было столь-, же трудно, как будто я противодействовал усилию мощного тягача. И только оказавшись на той стороне реки, я смог вздохнуть с облегчением и остановиться.
После этого воспоминания о подобных случаях посыпались, как из рога изобилия. Опытный альпинист Марч Бёрк рассказывал, что, сделав привал ср своим другом на высоте 4000 футов над уровнем моря, он вдруг услышал, что Ричард с кем-то разговаривает. Невидимый собеседник отделывался какими-то неопределенными междометиями, но «лишь после того, как он исчез, Ричард понял, что говорил не со мной.
Том Кроули, президент Морайского альпинистского клуба, вспомнил, как в начале 20-х годов, обернувшись на спуске, он увидел следующую за ним огромную серую фигуру. Пришелец почти мгновенно исчез после этого. Так что единственное, что успел запомнить Том, острые уши и пальцы, кончавшиеся длинными когтями…
В июне 1958 года в журнале «Скотс Мэгэзин» скалолаз, натуралист и фотограф Александр Тьюписон описал свое столкновение с таинственным монстром, случившееся в октябре 1943 года. Услышав за собой шаги, Тьюписон оглянулся. «Я не слишком впечатлителен, — пишет он, — но в памяти почему-то мгновенно всплыла история с профессором Колли и серым человеком. Сжимая рукоять револьвера, я всматривался в туман. Внезапно его пелену развеяло порывом ветра, и я увидел, что странная фигура приблизилась ко мне почти вплотную! Не раздумывая, я выстрелил в нее три раза, после чего достиг горного селения Глен Дерри в рекордно короткое время…».
Тут уж и сам автор, Аффлек Грей, не может удержаться и припоминает один случай из своей 70-летней карьеры исследователя Котормской цепи.
«Августовской ночью 1922 года, — пишет он, — я был один в хижине Корроу, у подножия гор. Пока я до нее добрался, промок насквозь, еле волочил ноги от усталости и мечтал о похлебке, трубке и теплом камине… Однако когда оказался внутри, произошло вскоре нечто странное. Войдя в хижину,- я вдруг услышал, что металлический затвор на внешней двери хижины со скрежетом повернулся. Я оказался запертым кем-то снаружи!
Выбравшись через узкое окно, я обнаружил вокруг полнейшее безмолвие, нарушаемое лишь шелестом травы под порывами ветра. «Ветер и захлопнул дверь», — нашел я простейшее объяснение случившемуся, вернулся в хижину и лег спать.
Однако злосчастная дверь вот уже многие десятилетия не дает мне покоя. Ибо, сколько я не пытался при очередном посещении хижины захлопнуть дверь так, чтобы запор сработал, у меня так ничего и не получилось. Может, это сделал серый человек гор? Но кто он, Бен-Макдуи?..»
Местные буддисты абсолютно уверены, что он является представителем потустороннего мира. Этой же точки зрения придерживается и сэр Нуг Ранкин, бывший в 1945 году вице-президентом Всемирной ассоциации буддистов. В 1949 году он заявил еженедельнику «Уикли Скотсмен», а через десять лет повторил в интервью «Пресс энд Джорнэл», что он и его жена не только видели у Ларри Гри «сверхъестество», но и разговаривали с ним в июле 1948 года. Это был, vo их мнению, Бодхусаттва — один из пяти священных мужей, которые контролируют этот мир и держатся весьма дружелюбно с простыми смертными.
«Он был около 6 футов высоты, — рассказывал Ранкин,— с большими губами, руками и оливковым цветом лица: Голова его подобна изваянию, носне орлиный, не романский, но индо-арийской формы. Темные волосы струились по плечам, покрытым светлой мантией. Он обратился к нам, по-моему, на санскрите. Я не мог понять его, о чем и сообщил на всех известных мне восточных языках, добавив, что я «преклоняюсь перед тобой, Бодхусаттва». Его: голос звучал мягко и доброжелательно, казалось, что весь его облик излучает свет тепла и доброты. Все то время,. когда Бодхусаттва был с нами, высоко в небе звучала музыка — звуки волынки, выделявшие пронзительную и тонкую мелодию на фоне древневосточных инструментов. Как только святой покинул нас, музыка прекратилась и мы никогда больше не слышали ее…»
Повествование довольно занимательное, однако какое отношение она имеет к нашему серому призраку? Оказывается, согласно свидетельствам многих, даже атеистически настроенных людей, мелодичными звуками действительно полна вся кангормская сторона. Впрочем, согласно другим свидетельствам, звуки эти бывают не только утончены и-приятны, но могут вызывать беспокойство и страх.
Например, Хуг Велш, который всю жизнь посвятил альпинизму и одно время был даже президентом Кангормского клуба, вспоминал, что они с братом довольно часто днем и ночью слышали «воздушную, призрачную музыку».
В январе 1926 года, выступая в «Пресс энд Джорнэл», он попытался описать и объяснить ее происхождение. По словам Велша, музыка эта своеобразного мелодичного тембра. От шепота она могла подниматься до мощного крещендо и внезапно взрывалась, будто влетая в резко распахнутую дверь. Можно было различить в ней дискант и бас, сопровождаемые некими музыкальными инструментами-. Но мелодию, исполняемую ими, невозможно воспроизвести, она ускользает из памяти, словно туман поутру, оставляя лишь светлые ощущения. Музыку эту Велшу доводилось слышать во всякое время суток и в любую погоду, но никогда она не внушала страх, напротив, скорее успокаивала и утешала.
Объяснение же, приведенное-им, было весьма просто. Звуки эти творит ветер, свистящий в трещинах и углублениях скал; Каждое из этих неровностей «ведет свою ноту», взрывая и опрокидывая звуки под действием вихревых порывов. В сочетании с шумом воды в горных ручьях и реках, все это и создает сладкую для слуха природную мелодию.
Однако спустя 36 лет после этого выступления в печати, уже в частном разговоре с Греем, Хуг Велш признал, что в свое время весьма упростил проблему. Музыку такую ему доводилось слышать и в открытой местности, лишенной скал и каменных валунов, Кроме того, никакими причудами ветра не объяснишь следы на снегу, которые время от времени видят альпинисты? Например, вот как их описал Джон Алан Ренье в декабре 1952 года. «Они бежали вдоль верескового поля, каждый около 19 дюймов длины, 14 — ширины и 7 футов. между каждым отпечатком. Правая и левая ступни практически не отличались друг от друга и оставляли отпечатки примерно на одной линии.,Следы пересекали снежное поле, берег реки и исчезали потом напротив деревенского кладбища…»
Тем не менее, в попытке хоть как-то объяснить появление этих следов и их окончание «ничем»,’Ренье и тут пытается обойтись чисто природным феноменом. Он полагает, что подобные отпечатки оставляют потоки теплого воздуха в сочетании с низкой температурой поверхности. Появляющиеся в результате конденсации водяные капли падают в снег и-оставляют в нем отпечатки, подобные следам некоего мифического существа.
Однако представители метеослужбы указывают, что «воздух, прогретый днем и охлаждающийся ночью, может создать поверхность из снежных кристаллов и кусочков льда. Некоторые из этих кусочков потом тают, просачиваются сквозь снег, ослабляя снизу ледяную корку. Однако такое физическое явление вряд ли может воспроизвести регулярные образования…»
И наконец, как объяснить многочисленные свидетельства альпинистов, видевших серую фигуру? В общем, тут приходится либо признать, что люди в силу каких-то причин становятся жертвами пусть раздельной, но массовой галлюцинации, либо полагать, что где-то в горах, уединенных местечках параллельно с нами ухитряется существовать еще некое человекоподобное существо. Возможно, наш собрат, отставший в своем развитии от нас на дороге эволюции.
Vkontakte Facebook Twitter Мой мир Livejournal Google Bookmarks Закладки Yandex Ruspace