Евзапия Палладино |Тайны веков

Евзапия Палладино

By adminmy | Октябрь 13, 2012
Under: XIX, XX, медиумы, разоблачения, спиритизм
Евзапия Палладино.
Евзапия Палладино родилась 21 января 1854 года в Минервино Мурдже, на юге Италии. Необразованная и неграмотная, она поступила тринадцатилетней девочкой в услужение к семейству, которое увлекалось спиритизмом. Однажды ее попросили сесть в «круг» во время сеанса. В тот день наблюдались удивительные проявления психической активности, и она объявила себя медиумом. Несмотря на свою связь с духами, Евзапия во всем оставалась весьма земной женщиной. «Неграмотная крестьянка, — как выразился один писатель, — с самой примитивной моралью и натурой, до такой степени эротической, что, как говорят, она ни о чем больше не думает».
После долгого ученичества в кругу неаполитанских медиумов Евзапия попала под влияние Эрколе Кьяйя, ревностного исследователя оккультных наук. Она произвела на него такое впечатление, что в 1888 году он опубликовал открытое письмо Чезаре Ломброзо (1836 — 1909), знаменитому итальянскому криминалисту и психиатру, приглашая его изучить феномены, возникающие в присутствии Евзапии.
Евзапия была представлена Ломброзо в 1888 году и к 1891 году убедила его в своих сверхъестественных силах. Впрочем, это было не так трудно, как может показаться на первый взгляд. Ломброзо отнюдь не был закоренелым скептиком. В 1882 году он выступил с сообщением о пациентке, которая, потеряв зрение, видела так же ясно, как и раньше, с помощью кончика носа и мочки левого уха.
Какое-то представление о том, что происходило на сеансах с Евзапией Палладино, можно составить себе из подробного отчета обследовавшей ее комиссии. В углу комнаты, предназначенной для сеансов, решались две портьеры, отгораживавшие небольшой треугольник, называемый кабинетом. В кабинет ставили столик, а на нем и вокруг него раскладывали всякие предметы, в том числе тамбурин, гитару, игрушечную трубу, флажолет, игрушечной пианино и колокольчик. Евзапия усаживалась за небольшой легкий столик – сеансный стол — спиной к кабинету, так что портьеры приходились как раз у нее за стулом. Обследователи садились по бокам сеансного стола.
Это, наверное, была поразительная сцена: чуть освещенная комната и пышнотелая Евзапия, зажатая в тиски двумя весьма почтенными джентльменами. «Мы сидели слева и справа от нее, и каждый держал ее за руку (либо она держала его за руку), подсунув ступню под ее ступню и прижав ногу по всей длине к ее ноге. Свободную руку мы обычно клали поперек ее колен и нередко обхватывали се ступню двумя своими».
В тусклом свете стоявший перед ней стол поднимался в воздух, из кабинета выплывали различные предметы, портьеры надувались словно паруса,  музыкальные инструменты, помещенные в кабинете, издавали различные звуки, невидимые руки духов касались последователей. Раздавались громкие удары. Портьеры внезапно взмывали над сеансным столом. Евзапия вступала в общение со своим «духом-водителем» Джоном Кингом.
В 1892 году в Милане были устроены сеансы для комиссии, в которую входили многие видные ученые. в том числе Ломброзо и французский физиолог Шарль Рише — в те годы профессор физиологии Парижского университета. Заключение, сформулированное с некоторыми оговорками, поскольку оставались кое-какие сомнения в том, как контролировались руки Евзапии (а только это и имело значение), гласило, что ни один из феноменов, наблюдавшихся при «хорошем освещении», не мог быть результатом трюков.
Следующая серия из 14 показов происходила в Варшаве в 1893 — 1894 годах. Из 23 наблюдателей 10 были убеждены в подлинности происходящего, а 3 утверждали, что все это сплошной обман. Один из них заявлял, что, помимо прочих трюков, заметил подмену рук и ног. Он говорил, что два человека, полагавшие, что держат обе руки Евзапии, правую и левую, держали в действительности одну.
Летом 1895 года Евзапия приехала в Англию, в Кембридж, где провела 21 сеанс. Здесь снова возникли подозрения, поскольку условия, на которые пришлось согласиться экспериментаторам, были таковы, что затрудняли обнаружение возможного обмана. Обследователям не позволялось шарить в темноте, им было запрещено хватать руку, которая парила в воздухе, трогала их и проделывала всевозможные трюки.
После выступлений в Кембридже Общество психических исследований объявило Евзапию лжемедиумом. Однако вера в нее не умирала. Хотя репертуар Евзапин был весьма подозрительным и хотя ее ловили на трюках, у нее все еще оставалось немало сторонников. В последующие несколько лет многие видные европейские ученые, в том числе сэр Оливер Лодж, посетили Евзапию п уверились в ее сверхъестественных способностях.
Проводились дальнейшие обследования, в том числе серия из 43 сеансов, организованная Психологическим институтом в Париже. Эксперименты продолжались свыше 3 лет и обошлись ‘в 25000 франков. На этих сеансах присутствовали великие французские ученые Пьер и Мария Кюри, физик Д’Арсонваль, философ и психолог Анри Бергсон, физиолог Рише и многие другие естествоиспытатели и ученые. Французская комиссия обнаружила, что Евзапия нередко прибегает к трюкам, но некоторые явления комиссия никак не могла объяснить.
В 1908 году 3 члена Общества психических исследований, Эверард Филдинг (адвокат), У. У. Баггалли и Хериворд Кэррингтон, отправились в Неаполь, чтобы обследовать Евзапию. Они воспользовались услугами Альберта Мисона, стенографа; проведенные ими 11 сеансов записаны достаточно полно.
Мы уже описывали расположение столов и портьер на этих сеансах. Филдинг, Баггалли и Кэррингтон сидели за сеансным столом. Стенограф сидел за другим столом, немного поодаль, лицом к Евзапии, так, чтобы он мог наблюдать за ходом всего сеанса. Его задача заключалась в том, чтобы записывать слова обследователей и зрителей.
Во время сеансов было много движения. Евзапия извивалась и корчилась на стуле. Обследователи, стараясь не утратить контакта с ее руками и ногами, дергались, как марионетки, вместе с ней. Происходили поразительные вещи. На одном из сеансов Баггалли удостоился даже получить через портьеру поцелуй, хоть он и решил, что дело нечисто, ибо голова походила на сжатый кулак, а звук поцелуя напоминал щелканье большого и указательного пальцев. Психические проявления следовали друг за другом с такой быстротой, что стенограф не успевал их записывать, ибо обследователи наперебой выкрикивали все, что казалось им достойным внимания. Каждую из этих реплик мистер Мисон помечал первой буквой фамилии последователя.
Например:
Р. (приглашенный по фамилии Риан) — Мимо моего правого глаза пролетел какой-то белый предмет.
Ф. — Мне с моего места он был очень хорошо виден.
Б. — Я его видел.
К. — Я тоже.
Ф. — Мне показалось, что он похож на вареный кочан белой капусты.
Р. — А мне — на бубновый туз. Он пролетал в трех дюймах от моего правого глаза.
Обследователи не могли объяснить то, что они видели и слышали, но, как мы увидим, условия, в которых работала Евзапия, способствовали созданию иллюзий:
1. В комнате царил полумрак, так что распознавать предметы было нелегко; этому мешали также другие факторы, как, например, внушение.
2. Обследователи вслух заявляли о том, что видели и ощущали, в какой-то степени воздействуя тем самым друг на друга.
3. Во время сеанса Евзапия непрестанно двигалась.— щипала, к примеру, обследователей за руки, тем самым отвлекая их внимание.
4. Обследователям приходилось следить сразу за несколькими вещами: они должны были управляться с руками и ногами медиума и одновременно следить при тусклом свете за возможными «психопроявлениями».
5. Сеансы проводились поздно ночью или рано утром, так что начинал действовать фактор усталости. Евзапия же всегда спала до полудня, чтобы избежать усталости.
6. Обследователи верили в сверхъестественное и потому не могли оставаться эмоционально равнодушными.
7. Обследователи были мужчинами. Испытуемая — женщиной. Таким образом, контроль за ее действиями был ограничен необходимостью соблюдать приличия.
Неаполитанские обследователи пришли к убеждению, что Евзапия — настоящий медиум, и ее престиж значительно возрос. Многие с тех пор утверждали, что условия этого обследования исключали возможность обмана. Они указывали, что Баггалли и Кэррингтон были фокусниками-любителями и сумели бы обнаружить мошенничество, если бы оно имело место. Оглядываясь на последующую карьеру Евзапии, ясно видишь, однако, сколь важно, верит или нет обследователь в реальность изучаемых феноменов. Скептик подойдет к их изучению совсем по-другому, чем человек, который в них верит.
-Например, в 1909 году, когда Евзапия в сопровождении Кэррингтона, выступавшего в роли ее импресарио, приехала в США, она встретила обследователей совсем иного рода. Под оглушительные .фанфары рекламы Евзапия начала сеансы. Первые выступления проводились в основном для журналистов, но 19 ноября 1909 года были приглашены ученые, среди них Р. У. Вуд, профессор физики в Университете Джона Гопкинса, Огастес Траубридж, профессор физики в Принстоне, и Дж. Д. Куэкенбос, врач и писатель.

Во время сеансов, на которых присутствовали ученые, наблюдалось очень немного явлений психического порядка, но вечером 18 декабря 1909 года Евзапию, наконец, поймали на мошенничестве. На этот раз за ней наблюдал Гуго Мунстербург, известный гарвардский психолог, который показал себя совершенным реалистом. Его статья, из которой взят следующий отрывок, появилась в февральском номере «Метрополитен мэгэзин» за 1910 год.

«За неделю до рождества, в полночь, я снова сидел слева от госпожи Палладино (это ее любимая сторона) . Справа сидел известный ученый. Мы внимательно следили за ней. Левой рукой она сжимала мою руку, правую держал сидевший справа; левая ее нога – стояла на моей ноге, а правая опиралась на его, ногу. Подготовка к сеансу продолжалась около часа, и вот теперь мы сидели в затемненной комнате, в напряженном ожидании, и мистер Кэррингтон просил «Джона» коснуться моего локтя, а затем поднять столик позади госпожи Палладино. «Джон» действительно появился.
Он дотронулся до моего бедра и руки, а затем потянул меня за рукав у локтя. Я отчетливо ощутил прикосновение большого и других пальцев. Меня взяла жуть. В заключение «Джону» предстояло поднять стол в кабинете. Мы держали ее за обе кисти, мы ощущали обе ее ступни, и все же стол, находившийся в трех футах позади нее, заскреб по полу, и мы уже.ждали, что он поднимется. Но вместо этого внезапно раздался громкий пронзительный крик. Такого крика я в жизни своей ни. когда не слыхал, даже в самых душераздирающих сценах Сары Бернар. Евзапия кричала так, будто в сердце ей вонзили нож.
Что же случилось? Ни она, ни мистер Кэррингтон не подозревали, что на полу лежал человек, которому удалось бесшумно проскользнуть в кабинет за портьеры. Я рассказал ему о своих подозрениях, что от ее тела в кабинет будут протянуты проволоки, и он их искал. Каково же было его удивление, когда он увидел, что она попросту высвободила ногу из туфли, атлетическим движением протянула ее назад и стала шарить пальцами в поисках гитары и стола в кабинете. Тогда, все еще лежа на полу, он схватил ее за ногу, зажав в кулаке пятку, и она испустила пронзительный крик, понимая, что наконец попалась и что слава ее разбита вдребезги.
Она проделывала невероятные вещи. Сбросив туфлю, она подняла ногу на высоту моего локтя и коснулась меня через портьеру, нисколько не изменив положения своего тела. Затем, потрогав мою руку носком ноги, она сумела создать полную иллюзию, будто меня касаются большой и другие пальцы руки.
Конечно, я помню, как, прежде чем вытянуть назад ногу, она внезапно почувствовала потребность взять меня и за левую руку, для чего облокотилась всей грудью на стол, за которым мы сидели.
Она объяснила, что ей необходимо это сделать, ибо ее слишком переполняют спиритические флюиды, а прикосновение к моей руке принесет ей облегчение. На самом же деле, нагнувшись вперед верхней частью своего тела, она смогла дальше просунуть назад ногу и таким образом дотянуться до небольшого столика, до которого, возможно, ей не хватало нескольких дюймов. А затем раздался крик. Судьба ее была решена».
Но даже этого оказалось недостаточно. В данном случае Евзапия явно прибегла к трюку, ну а как насчет всего, что происходило на других сеансах? По словам ее приверженцев, она мошенничала только на 60 процентов и прибегала к трюкам лишь тогда, когда не получалось по-настоящему. Поймать ее на обмане было нетрудно; задача заключалась в том, чтобы показать, что она не способна вызывать никаких необычных явлений, если возможность обмана исключена. Это было нелегко, ибо условия проведения сеансов определяли она и ее импресарио Хериворд Кэррингтон.
В январе 1910 года в Колумбийском университете была проведена серия из 6 сеансов. Присутствовал ряд ученых, в том числе Р. У. Вуд, Ч. Л. Дана, профессор психологии Корнеллского университета, и Э. Б. Уплсон, профессор биологии в Принстоне. Сеансы организовал Дикинсон Миллер, профессор философии Колумбийского университета.
Сеансы проводились в физической лаборатории Колумбийского университета, и комиссии удалось собрать все данные против Евзапии Палладино, призвав на помощь трех профессиональных фокусников — У. С. Дэвиса, Дж. Л. Келлога и Дж. У. Сарджента, а также Дж. Ф. Ринна, фокусника-любителя, который тратил немало времени на обличение медиумов. Фокусники, присутствовавшие на двух последних сеансах, были представлены Евзапии как профессора, чтобы она ничего не заподозрила. На сеансе 17 апреля 1910 года Дэвис и Келлог сидели по обе стороны от Евзапин, следя за ее руками и ногами. Ринн и колумбийский студент Уоррен Г. Пайн спрятались под сеансным столом и оттуда вблизи наблюдали за ногами Евзапии. Во время этого сеанса ей не чинили никаких препятствий, и фокусники только встречали различные феномены подобающими возгласами удивления!
Неделей позже, 24 апреля 1910 года, Келлог и Дэвис снова сидели по обе стороны от Евзапии, следя за ее руками, ногами и ступнями. На этот раз они уговорились поначалу не стеснять движений Евзапии, так тобы она могла дать хорошее представление. И действительно, в начале сеанса наблюдались многочисленные левитации и перемещения предметов. Затем по условному сигналу Келлог и Дэвис установили жесткий контроль, после чего все явления прекратились.
Полный отчет об этих сеансах был опубликован в журнале «Сайенс» вместе с заявлениями присутствовавших на них ученых. Миллер заявил, что после того, как ее приемы были опознаны и поставлены под контроль, психические явления прекратились.
Ринн со своего наблюдательного поста под столом видел, как она освобождает левую ногу, осторожно. переставив правую так, чтобы каблуком упираться в носок Дэвиса, а носком — в носок Кэллога. Следующее заявление, сделанное Ринном, было опубликовано в «Кольерс уикли» в статье Джозефа Ястрова, профессора психологий Висконсинского университета, который присутствовал на сеансе 24 апреля 1910 года:
«Через несколько минут после того, как медиум что-то выкрикнула по-итальянски, стол зашатался из стороны в сторону; из-под платья медиума высунулась ступня, поддела пальцами ножку стола слева и легким толчком подбросила его в воздух… Вскоре после того, как свет был притушен, она выпростала левую ногу сзади из-под платья и быстро лягнула портьеру кабинета, что заставило ее вздуться в сторону зрителей. Она проделала это несколько раз с такой смелостью, что, лежа под стульями, я не мог поверить, что люди, сидящие за столом, этого не замечают.
Затем медиум протянула левую ногу назад в кабинет, вытащила из-за портьеры столик с различными предметами и с силой опрокинула его на пол слева перед кабинетом. Там он и лежал, в то время как медиум несколько раз его пинала.

В другой раз медиум выбросила столик пинком из-за портьеры и так ловко жонглировала им на кончике носка, что создавалось полное впечатление, будто стол парит в воздухе».
Евзапия выдержала натиск многих -комиссий и, наверное, устояла бы и против комиссии Колумбийского университета, ибо очень немногие из тех, кто ходит к медиумам, читают научные журналы вроде «Сайенс», а на любую газетную статью у Кэррингтона давно был готов ответ. Но теперь против нее ополчились фокусники, которые считали медиумов своими врагами. Фокусники честно зарабатывали свой хлеб, потешая людей своими трюками. Они считали, что медиумы проституируют их ремесло, ибо они пускают в ход трюки для того, чтобы внушить людям веру в свои сверхъестественные силы и нажиться на этом. Под шум, поднятый прессой, Евзапия получила вызов от Ринна — ей предлагали 1000 долларов за любой трюк, который в аналогичных контрольных условиях не смогут повторить фокусники. Началась затяжная торговля из-за условий опыта, подробно освещавшаяся в газетах. Евзапия не желала соглашаться на то, чтобы ее сажали в мешок или обвязывали тонкой ниткой. Наконец, условия были установлены, но Евзапия на состязание не явилась и позже вернулась в Италию.
Есть сообщение еще об одном опыте. В декабре 4910 года Филдинг поехал в Неаполь и провел там 5 сеансов. На этот раз он не обнаружил ничего, кроме трюков, Если в представлениях, даваемых Евзапией, и был какой-то необъяснимый элемент подлинных явлений, он здесь никак не проявился. Больше о ней почти не слышали. Она умерла 16 мая 1918 года.
Раскрытие тайн Евзапии Палладино потребовало колоссальных затрат времени и денег — за каждый сеанс в США она получала 125 долларов. Многие парапсихологи до сих пор уверены, что далеко не все из того, что она проделывала, было мошенничеством.
Vkontakte Facebook Twitter Мой мир Livejournal Google Bookmarks Закладки Yandex Ruspace

Comments are closed.

.