«Ночной дозор». (нидерл. Nachtwacht). Название, под которым традиционно известна картина Рембрандта «Выступление стрелковой роты капитана Франса Баннинга Кока и лейтенанта Виллема ван Рёйтенбюрга», написанная в 1642 году. История картины Картина была написана по заказу Стрелкового общества — отряда гражданского ополчения Нидерландов, пожелавшего украсить свое новое здание групповыми портретами шести рот. Рембрандту портрет заказала стрелковая рота капитана Франса Баннинга Кока и заплатила 1600 флоринов. В XVIII веке полотно обрезали со всех сторон, чтобы картина поместилась в новом зале. Больше всего пострадала левая часть картины, где исчезли два стрелка. Сохранилась копия XVII века (Геррита Люнденса, хранится в Лондонской Национальной галерее), по которой можно судить об утраченной части картины. Сейчас картина хранится в Государственном музее (Rijksmuseum) в Амстердаме. Несмотря на то, что часть полотна утрачена, это одна из самых больших картин музея (363 на 437 см). Как и большинство работ Рембрандта, её лучше всего рассматривать издали. Картина три раза подвергалась попыткам порчи или уничтожения. Первый раз был вырезан кусок холста, во второй раз картине было нанесено более 10 ударов ножом, в третий раз картина была облита серной кислотой.
Загадки картины Рембрандт нашёл очень удачную композицию: мушкетёры выходят из тёмного дворика через арку на залитую солнцем площадь. Очевидна мастерская игра света и тени, характерная для стиля великого художника. Рембрандт отступил от канона, согласно которому изображение должно было представлять собой статичный парадный портрет. Он изобразил тот момент, когда капитан Кок отдал приказание о выступлении лейтенанту Рёйтенбюргу, и всё пришло в движение. Прапорщик разворачивает знамя, барабанщик выбивает дробь, на него лает собака, мальчик убегает. На картине движутся даже детали одежды стрелков. Второй новаторский прием Рембрандта заключался в том, что он наполнил картину помимо 18 заказчиков другими персонажами, их 16. Легко объяснимо только появление барабанщика, который не числился в роте, его нанимали для участия в параде. Появление и предназначение других персонажей, символы, связанные с ними, породили десятки вопросов у исследователей, точные ответы на которые знал только сам Рембрандт. Наибольшее число загадок связано с появлением девочки в золотистом платье (в художественном плане она, размещённая в месте золотого сечения, в левой части картины, призвана, по-видимому, компенсировать яркий камзол Рёйтенбюрга в правой). Она окружена символами, традиционно относящимися к мушкетерам. На поясе у нее прикреплены пистолет и курица (или петух), в левой руке рог для вина. У ближайшего мушкетера на шлеме дубовые листья. Поэтому многие исследователи считают её талисманом отряда. Но загадки остаются. Так как в нидерландском языке слово кловенир (от кловен — разновидность мушкета) созвучно слову, обозначающему птичий коготь, то эмблемами стрелков обычно были лапки хищных птиц: соколов, ястребов, но не куриц. Не понятно, почему капитан в правой руке в перчатке держит ещё одну правую перчатку, и многое другое… Рентгенограмма картины показывает, что наибольшее число переделок в ходе создания полотна коснулось фигуры Рёйтенбюрга и его алебарды, задающей направление движения. Возможно, Рембрандт изобразил на картине себя за правым плечом Яна Оккерсена, стрелка в цилиндре. Персонажи Капитан Франс Баннинк Кок (Frans Banninck Cocq 1605—1655) — в центре, в черном камзоле с красной перевязью. Лейтенант Виллем ван Рёйтенбюрг (William van Ruytenburch 1600—1657) — в центре в золотистом камзоле с белой перевязью. Прапорщик Ян Виссер Корнелисен (Jan Visscher Cornelisen 1610—1650) — со знаменем. Сержант Рейнир Энгелен (Reijnier Engelen 1588—1651) — сидит на парапете моста. Сержант Ромбаут Кемп (Rombout Kemp 1597—1653) — протягивает руку. Хармен Якобсен Вормскерк (Harmen Jacobsen Wormskerck 1590—1653) — со щитом. Эльберт Виллемсзон Сведенрейк (Elbert Willemszn Swedenrijck 1589—1644) — за Харменом. Клас ван Крёйсберген (Claes van Cruijsbergen 1613—1663) — справа от Эльберта. Копейщики: Ян Оккерсен (Jan Ockersen 1599—1652) — в цилиндре. Валих Схеллингвау (Walich Schellingwou 1613—1653) — слева от колонны. Барент Хармансен (Barent Harmansen Bolhamer 1589—1661) — справа от колонны. Паулюс Схонховен (Paulus Schoonhoven 1595—1679) — крайний справа. Мушкетеры: Ян Лейдекерс Класен (Jan Leijdeckers Claesen 1597—1640) — дует на полку мушкета. Ян ван дер Хеде (Jan van der Heede 1610—1655) — в красном. Меченосцы: каптенармус Ян Адриансен Кейзер (Jan Adriaensen Keijser 1594—1664) — между Коком и Рёйтенбюргом. Ян Петерсен Бронкхорст (Jan Pietersen Bronchorst 1587 — после 1666) — за парапетом. Барабанщик: Якоб Йорисзон (Jacob Joriszn 1591—1646). Ещё два персонажа располагались слева от Энгелена и были вырезаны: Якоб Дирксен де Рой (Jacob Dircksen de Roy 1601—1659). Ян Брюгман (Jan Brughman). Щит с именами членов роты был дописан уже после смерти Рембрандта.
ВИКИПЕДИЯ

Ситуация. Что мы видим на картине? Вечер? Ночь? За спиной у персонажей – стена с полукруглой аркой. За аркой – темная пустота. Стена украшена выпуклыми и вогнутыми колоннами, простенками и ободами. В правой верхней части выдается вперед закрытое окно. На опоре арки – вогнутая овальная табличка с именами натурщиков, обрамленная венком и увенчанная головой херувима. Перед стеной выступает пролет лестницы, спускающейся на передний план. Парапет с каменной колонной и тяжелым металлическим кольцом ограничивает слева лестницу, справа она заканчивается за лейтенантом ван Реутенбюрхом. Впереди, справа от лестницы, находится утрамбованная грунтовая площадка с фрагментами каменных плит. Некоторые исследователи, в частности Гарри Шварц, утверждают, что декорация в общих чертах напоминает существующие места, например ворота святого Антония, у которых гвардейцы стояли на дозоре, или одну из временно возведенных арок, у которых они строились, чтобы с почестями встретить Марию Медичи. Кстати, прежде чем получить заказ, Рембрандт стал свидетелем, как торжественно и пышно Амстердам встречал первого сентября 1638 года внучку Козимо Медичи королеву-мать Франции Марию. Петр Положевец. “Повторяющаяся старость”

Персонажи. На переднем плане картины, в центре, изображены в полный рост капитан и лейтенант. Баннинг Кок, которого называли «вооруженным гражданским», одет в нарядный черный костюм с широким плоским гофрированным воротником и красной военной перевязью через плечо. В правой руке у него перчатка и посох, символ власти. Левую руку он вынес вперед во властном жесте, а рот открыл, чтобы отдать приказ маршировать. В руках стоящего рядом с ним роскошно одетого лейтенанта, «настоящего военного», протазан – широкое копье с двумя крылоподобными выступами. Протазан украшен золотыми и синими кистями, это цвета гильдии кловениров. Позади капитана и лейтенанта расположились мушкетеры: один заряжает мушкет, второй делает выстрел, третий сдувает лишний порох со своего мушкета. Все пикейщики занимают пространство справа от центра композиции, несколько дальше четырех мушкетеров. Их командующий офицер – сержант Ромбаут Кемп держит в левой руке алебарду, а правую поднял в командном жесте. Алебарды с их перпендикулярным крюком придумали, чтобы сдергивать рыцарей с лошадей. В XVII веке их в основном использовали младшие офицеры, чтобы равнять строй. Знаменосец Ян Корнелис Фишер держит над собой штандарт отряда, его прикрывают, как в настоящем бою, щитоносец в шлеме и с мечом и некто Герман Вормскерк, который тоже держит меч. В позолоченном шлеме и с алебардой в руке в левой части картины – сержант Рейер Энгелен. Сидя на каменном парапете, он ждет инструкций от старших по званию. В каждой группе есть второстепенные фигуры, которые не являются гвардейцами и которые, как заметил тот же Гарри Шварц, «борются с кловенирами Франса Баннинга Кока за внимание зрителя». Дополнительный персонаж – барабанщик, который не был членом отряда. Пес, вероятно, лает именно на него. Слева, в нижней части картины, – убегающий с пороховницей в руках маленький мальчик в шлеме. Другой, постарше, наполовину скрытый за спиной Баннинга Кока, стреляет из мушкета. На первой ступеньке лестницы изображена маленькая девочка в ярком сатиновом платье, к ее поясу привязана курица. Присутствие остальных двенадцати дополнительных фигур позволило художнику расположить шестнадцать главных персонажей в разных позах и на разных позициях, избежать пустоты в композиции.
Петр Положевец. “Повторяющаяся старость”

Вопросы. Что такое эта картина – воспоминание о реальном событии, аллегория, групповой портрет или все вместе взятое? Почему Франс Баннинг Кок держит перчатку так, что это привлекает внимание? Почему на переднем плане оказалась маленькая девочка с курицей? Почему из мушкета стреляет маленький мальчик? Имеют ли свет и тень символический смысл? Почему протазан лейтенанта ван Реутенбюрха выписан в мельчайших деталях, если все остальное оружие изображено довольно размыто?.. Петр Положевец. “Повторяющаяся старость”

Девочка в центре картины. Самый центр этой сцены, его сердцевина не поддается никакой разумной интерпретации. Я имею в виду несоразмерно маленькую женскую фигурку в роскошном золотистом наряде и в венце или обруче, с круглым встревоженным лицом и распущенными светло-рыжими волосами. Из-за нее выглядывает краешек другой женской фигурки в светло-голубом, тоже белокурой и в венце, который можно принять за нимб. Два световых удара: лейтенант и это необъяснимое существо. Лейтенант освещен, пожалуй, ярче и отчетливее. Но освещение этой двоящейся фигурки другого рода: она похожа на лампу, излучающую свет. Конечно, ее присутствие в композиции обсуждалось и истолковывалось. Ее принято считать маркитанткой, основываясь на том, что привязанный к ее поясу мертвый петух и маленький бурдюк вина означают провизию отряда. Кроме того, скрещенные лапы петуха — это герб городской гвардии. Она аллегория? Чего? Города, который охраняет «Ночной дозор»? Почему здесь так вопиюще нарушены пропорции (читая реалистически, мы должны принять эту фигуру за совсем маленького ребенка, но у нее лицо и одежда взрослой молодой женщины)? Почему, кроме того, у нас ясное впечатление, что все остальные действующие лица ее не видят? Приблизительно так, как евангелист Матфей («Евангелист Матфей», 1661) не видит Ангела, склонившегося к его уху. Но Матфей вслушивается в него и не видя, а эти как будто не догадываются о ее присутствии. Перед ней и за ней две самые бравурно действующие фигуры, мушкетер и знаменосец. Древко знамени и ствол мушкета, почти параллельные между собой, и третья параллельная им диагональ, жезл капитана, трижды перечеркивают ее слева направо. В другую сторону, справа налево, почти сходясь с нижним концом мушкета и пересекаясь с жезлом лейтенанта, ее перечеркивает нога кого-то бегущего в глубину, против движения отряда. Она выглядывает из-за этих скрещенных диагоналей, как из-за решетки, из своей перечеркнутости, вычеркнутости — и почему-то кажется жертвой всех этих бодрых движений. Она с испугом и печалью всматривается во что-то, что им не видно. В конце концов, ее присутствие перечеркивает все. Странно, как примирились с этим заказчики? Или для них и в жизни, как на холсте, это странное существо, этот отрицающий их центр композиции остался невидимым? Чье это лицо? Мне встречалось предположение о том, что у «маркитант­ки» можно различить автопортретные черты Рембрандта. Может быть. Но очевиднее другое: это лицо нам хорошо знакомо, оно встречалось уже не раз в других сюжетах. Вот какие нахожу я (только среди живописных): это лицо Эсфири («Эсфирь перед встречей с Артаксерксом», 1633); еще ближе — лицо Прозерпины, одетой в такое же золотое платье и с похожим выражением испуганного и сопротивляющегося ребенка («Похищение Прозерпины», 1631); это лицо Ангела, поднимающего крышку гроба в Мюнхенском «Воскресении­ Христа» (1636–1639). Это лицо второй, лондонской «Флоры» (первоначальной Юдифи), 1635, то есть беременной Саскии. Это лицо молодой Саскии. Ольга Седакова.

Символы и намеки.
Петух на поясе девочки — пародия на герб голландских ополченцев. Их называли кловенирами (kloveniers, от klover — вид мушкета). Слово «кловенир» созвучно голландскому klauw (клау) — «птичий коготь». Поэтому все нидерландские гильдии самообороны имели герб в виде двух скрещенных лапок сокола или ястреба. У девочки же за поясом когтистые и четко выписанные лапки петуха — насмешка над «хищностью» доморощенных вояк.

Кубок в руках девочки — символ благосклонности судьбы. Девочка в желтом вполне может быть также пародией на маскотту — живой талисман, который стрелки брали с собой на войну. Карнавализация образа и символа в данном случае достигается вводом фигуры ехидно смеющегося мальчика, со всех ног убегающего куда-то (левый нижний угол). В руках сорванца тоже кубок — намек на то, что воинское счастье незадачливых стрелков уже утеряно.

Перчатка в руке Кока свидетельствует о рассеянности ее владельца. Если приглядеться, то можно заметить, что Кок в правой одетой в перчатку руке держит вторую правую перчатку! Безусловно, это добавляет комичности всей сцене.

Коротышка за спиной капитана Кока, по мнению Кэрролл, представляет собой маску комедийного Капитана-испанца (это личное имя, как Петрушка) народного театра XVII–XVIII столетий. На нем штаны по моде XVI века и старый испанский шишак, который голландцы никогда не носили. Шлем увенчан дубовым венком, полагавшимся за доблесть. Но доблестью здесь и не пахнет, напротив, этот чудак умудрился не справиться со своим мушкетом и дал залп в толпе (за головой Кока) — хорошо, что никого не убило. На сцене такой Капитан обычно корчил страшные рожи и угрожающе размахивал оружием, но в конце концов ретировался. Фигура коротышки и вторая правая перчатка Кока создают карнавальный контекст, в котором претензии позирующих кловениров предстать бравым воинством лишаются всякого основания.

Запал в руке мушкетера, насыпающего порох на ружейную полку, — свидетельство его неумения обращаться с оружием. Кэрролл обратила внимание на то, что стрелок держит фитиль в слишком опасной близости от горючей смеси. Точно так же, как это показано в популярном руководстве по обращению с оружием («Вапенханделинге», 1607), в разделе «Неправильно». Таким образом, всякому человеку, хорошо знакомому с военным делом, становилась понятна боевая ценность этого ополченца.

Левая рука мушкетера в красном — еще одна аллюзия на карнавальную культуру. У стрелка шесть пальцев (!), как и у некоторых театральных кукол той эпохи, изображающих шутов.

Тень от левой руки капитана ложится прямо на гениталии лейтенанта Рейтенбурга. Многие полагают, что это намек на гомосексуальные отношения между двумя командирами. Точно ли они были таковы, нам неизвестно. Но с точки зрения Михаила Бахтина, занимавшегося исследованием смеховой культуры, подобный жест унижает того, к кому обращен.
Павел Котов.  «Ночной» позор»
Журнал «Вокруг Света». №9 (2840) | Сентябрь 2010

Детальный анализ.
Картина написана на сплошном подтексте, в котором метафорическим изобразительным образом изображен реальный детективный сюжет произошедший в Амстердаме в эпоху Рембрандта.
Несколько известных фактов. Картина “Ночной дозор” написана в 1642 году и имеет параллельное название «Выступление стрелковой роты капитана Франса Баннинга Кока и лейтенанта Виллема ван Рейтенбурга».
В своей картине “Ночной дозор” Рембрандт фрагментарно вырисовывает историю заказного убийства лейтенанта Виллема ван Рейтенбурга.
Все жесты и позы, каждого из 34 персонажей картины, при более детальном рассмотрении их зрителями, указывают на заказчиков убийства.
Данную картину заказали самые богатые и родовитые семьи Амстердама – участники городского ополчения.
Историю ее возникновения предваряло написание Рембрандтом портрета одного из амстердамских вельмож, который потом отказался выкупать картину. Для разрешения конфликта Рембрандту пришлось обращаться в суд, где он и выиграл спор у заказчика портрета.
Так вот, заказчики убийства лейтенанта Виллема ван Рейтенбурга (которых обличает в своей картине Рембрандт) являлись родственниками капитана в черном Франса Баннинга Кока.
Весьма возможно, что Рембрандт, посредством негативного изображения родственников обидчика в картине “Ночной дозор”, таким образом пытался ему отомстить за причиненные неудобства.
Получив заказанную картину и поняв намек, заказчики картины тут же отрезали от нее все те части, которые косвенно указывали на виновников убийства лейтенанта Виллема ван Рейтенбурга, под предлогом того, что картина полностью не помещается на стене здания стрелкового клуба.
Таким образом симметрия композиции была нарушена и это заметно, если сравнивать оригинал и копию.
Один из персонажей картины, который расположен в правой ее части (если лицом ко зрителю), указывает правой рукой на двух богатых аристократов лидирующих кланов Амстердама (они, соответственно, стоят на левом краю картины) – это и есть заказчики убийства.
Лейтенант Виллем ван Рейтенбург, в качестве жертвы, изображен на переднем плане картины в золотисто-белом наряде, обращая внимание зрителя на детали одежды, а также оружие, которое тот держит в своей руке, Рембрандт делает акцент на некоторые личные черты характера лейтенанта.
Например на то, как и под каким углом лейтенант ночной стражи держит короткое копье, а также то, каким образом изображен наконечник у этого копья.
По замыслу Рембрандта, наконечник копья в левой руке лейтенанта Виллема ван Рейтенбурга иносказательно изображает его гениталии, а также его неуемную любовь к женскому полу.
Кстати, на рентгене картины было видно, что Рембрандт несколько раз увеличивал размер острия копья.
Капитан Франс Баннинг Кок представлен в образе искушающего сатаны, которые делает какое-то с предложение лейтенанту, протягивая в его сторону левую руку.
Левая сторона, в символическом плане, всегда считалась подверженной нечистой силе (правая соответственно наоборот), поэтому на картине “Ночной дозор” изображено некое грязное предложение, которое черный капитан сделал белому лейтенанту.
Левая рука капитана Франса Баннинга Кока без перчатки, значит предложение не завуалировано – открытое, правая рука в перчатке и держит другую перчатку, но заметьте не левую, а также правую.
Некоторые детали туалета, которыми я не буду вас далее утомлять, также символизируют бесовскую сущность капитана ночной стражи.
Тень от левой руки капитана ночной стражи падает на паховую область лейтенанта, что опять же дает некий простор для полета фантазии в скрытые гомосексуальные притязания черного капитана Франса Баннинга Кока к своему собеседнику.
Две девушки, расположенные чуть позади, в светлых одеждах, в трепете убегают назад. Одну из девушек зовут Марита.
Это имя означает то, что девушки из низшего сословия, так как буржуазия и аристократия той эпохи категорически не желала называть своих дочерей любыми именами производными от Мария.
Именем Мария называли только детей крестьян и других бедных слоев населения, а также девушек из сиротских домов, которых заставляли работать проститутками владельцы тех приютов, в которых они проживали.
То, что Марита подрабатывает проституцией указывает дохлая курица, которая с подрезанными крыльями привязана к ее поясу.
Вообще, курица символизировала девиц легкого поведения, а то, что она дохлая и с подрезанными крыльями, означает что она не может, да и просто не в состоянии избавиться от своей пагубной страсти.
За черным капитаном расположена фигура мушкетера, как раз в момент рокового выстрела, лица мы его не видим, т.е. он не видел куда стрелять.
Тут надо сделать небольшое отступление, мушкетеры – это те солдаты, которые по команде стреляли из мушкетов расположенных на специальной подставке. Направление для выстрела им указывал наводчик.
Наводчик на картине как раз расположен между капитаном и лейтенантом, мы видим его лицо, кроме того, своей рукой он и направляет траекторию выстрела отчасти видимого мушкетера.
Еще одна интересная деталь, Рембрандт исхитрился отчасти изобразить себя на оригинале картины “Ночной дозор” между двумя мушкетерами – один из которых в шляпе, другой в кирасе, а расположены они позади всех участников, он нарисовал только часть своего лица с глазом, ухом и шляпой.
http://analitik-00.livejournal.com

Vkontakte Facebook Twitter Мой мир Livejournal Google Bookmarks Закладки Yandex Ruspace