Бриллиант «Надежда» |Тайны веков

Бриллиант «Надежда»

By adminmy | Декабрь 7, 2013
Under: XVII, артефакты, драгоценности, искусство
Бриллиант «Надежда».
Дата: 1642 год (предположительно).
Краткая характеристика: бриллиант, имеющий удивительный цвет, размеры, чистоту и красоту, а также прославившийся своей историей.
Как выглядит: очень красивый темно-синий ограненный бриллиант яйцевидной формы, размеры которого составляют: длина — 25,60 мм, ширина — 21,78 мм и толщина — 12,00 мм; вес камня — 45,52 карата. Бриллиант помещен в специальную подвеску, в которой окружен еще шестнадцатью бриллиантами белого цвета.
Цвет бриллианта Надежды — это сочетание синего, который придает драгоценному камню бор, содержащийся во всех синих бриллиантах, и серого цветов. Глубина и интенсивность цвета, а также случайных бликов, которые возникают в результате огранки, являются уникальными. В зависимости от угла зрения, они могут быть ярко-красными, желтыми или зелеными.
Этот бриллиант являлся собственностью трех, а может быть, даже и четырех королей. На некоторое время он исчез из поля зрения и лишь через двадцать лет появился, возможно в измененном виде, после чего о нем не вспоминали еще около двадцати семи лет. Считается, что изменение внешнего вида камня совпало с появлением ряда других прекрасных камней, которые могли сохраниться, а. могли и не сохраниться до наших дней. Известно лишь, что он приносит большие несчастья его владельцу, а также тем, кто носит этот камень. Сегодня так и остается непонятным, что есть реальность, что — легенда, а что всего лишь предположения, связанные с бриллиантом Надежды — одним из самых крупных синих бриллиантов в мире и одним из самых известных драгоценных камней среди всех когда-либо существовавших; эта загадка еще ждет своего разрешения.
Впервые «синий бриллиант» появился в Индии в XVII; история его появления там связана с французским торговцем драгоценными камнями Жаном-Батистом Тавернье. Тавернье за свою жизнь совершил около шести поездок на Восток — это были удивительно смелые и рискованные поездки, длившиеся от четырех до шести лет. В 1642 году, в конце своего второго путешествия в Индию, он, возможно, и приобрел драгоценный камень весом в 112 3/16 карата — неограненный темно-синий алмаз, который мог быть найден на руднике Коллюр, располагавшемся поблизости от большого рынка в Голконде, на котором и происходила продажа алмазов.
Неизвестно, купил ли Тавернье этот алмаз, обменял его на какой-либо другой драгоценный камень или же он попал к нему как-то иначе. В своих воспоминаниях впоследствии он писал о посещении алмазных месторождений, однако никогда не упоминал о совершении там каких-либо покупок. Согласно существовавшим законам, все драгоценные камни, найденные на месторождении, принадлежали Великому Моголу, поэтому при покупке такого крупного камня Тавернье мог иметь дело с самим правителем Индии.
Приобретенный Тавернье синий алмаз стал одним из многих прекрасных драгоценных камней, украсивших в 1668 году корону французского короля Людовика XIV (его называли Король-Солнце); он приобрел этот алмаз вместе с четырнадцатью другими драгоценными камнями, показанными ему торговцем. Людовик XIV имел экстравагантный вкус — за восемь лет до совершения этой покупки он начал строить в Версале дворец, стоимость которого в конечном счете превзошла 100 миллионов долларов; кроме того, он питал страсть к драгоценным камням. В 1673 году, чтобы увеличить сияние камня, король приказал своему ювелиру повторно обработать алмаз (фактически один раз он уже был обработан), в результате чего искрящийся драгоценный камень весом 67 1/8 карат по своему внешнему виду стал напоминать треугольник. Этот алмаз стал называться Французским синим алмазом, позднее был помещен придворным ювелиром Людовика XIV в его новую корону — Золотое руно. В течение ста двадцати лет алмаз оставался в короне и переходил по наследству от Людовика XIV к Людовику XV и к его старшему сыну Людовику XVI, который вступил на престол в 1774 году и продолжил экстравагантное увлечение своих предков.
В XVIII веке во Франции начались волнения среди рабочих и крестьян, вызванные притеснениями со стороны монархических кругов. К 1789 году страна, которой правил король Людовик XVI и его распутная жена Мария-Антуанетта, находилась в состоянии полного банкротства, так что в скором времени здесь неизбежно должна была начаться революция. Толпы людей штурмовали Бастилию, где находилась парижская тюрьма; по всей стране бедняки вторгались в дома богатых и грабили их; штурмом был взят и Версальский дворец.
В соответствии с новой конституцией 1791 года королю были предоставлены ограниченные полномочия. Взбешенный Людовик XVI стал искать помощи у других европейских правителей, пытаясь подавить бушевавшее в стране восстание. В июне 1791 года он и Мария-Антуанетта пытались бежать в Австрию, где правил брат королевы„Иосиф II, однако они были остановлены и возвращены в Париж. Вскоре после этого корона монарха, изобиловавшая драгоценными камнями, была возвращена в хранилище Национального собрания. Драгоценности сохранялись в Париже на складе Гарде-Мейбл, где были выставлены для всеобщего обозрения.
После этого Гарде-Мейбл неоднократно подвергался ограблениям. Возможно, хранилище недостаточно хорошо охранялось или было плохо заперто, но в течение нескольких вечеров в сентябре 1792 года группа воров отгибала металлическую задвижку, плотно закрывавшую окна, и проникала в здание через образовавшуюся щель. Кражи драгоценных камней с короны стал прелюдией к тем фатальным ударам, которые потрясли впоследствии королевскую семью. В январе 1793 года Людовик XVI был казнен — ему отсекли голову гильотиной, а по прошествии девяти месяцев та же участь постигла и его жену, Марию-Антуанетту.
Очевидно, Французский синий алмаз на время исчез из поля зрения в связи с тем, что в мире не было ни одного синего алмаза такого же веса и такой же формы. Но мог ли этот алмаз со временем появиться в «новом обличье», в новой форме?
Существуют документальные доказательства того, что в 1812 году владельцем крупного синего бриллианта весом примерно в сорок пять карат являлся Дэниэл Элиасон, лондонский торговец алмазами, умерший в 1824 году., Бриллиант был описан английским ювелиром Джоном Франкиллоном (он сделал также его рисунок в цвете) в подписанном им меморандуме, на котором стояла дата: «19 сентября 1812 года».
Этот синий бриллиант и был фактически тем, который в 1839 году назвали бриллиантом Надежды. Описание и размеры этого камня полностью соответствуют бриллианту Надежды; запись Франкиллона и сделанный им рисунок являются первым письменным доказательством, подтверждающим существование бриллианта Надежды. И несмотря на то, что сегодня* невозможно доказать, что именно этот камень и назывался Французским синим алмазом, единственным способом — сравнить камень с его предшественником или провести химический анализ, который, однако, никогда не делался для Французского синего алмаза, — вероятность этого предположения очень высока.
Французский синий алмаз был украден еще до открытия южноафриканских алмазных россыпей (в 1860 году) и до того, как началось производство синих алмазов. Тем не менее, в Европе в XVIII веке имелось очень немного крупных синих алмазов, поэтому, благодаря исключительно сильному сиянию и темно-синему цвету, их просто называли Французскими синими алмазами. Маловероятно, чтобы бриллиант Надежды внезапно появился только в 1812 году, поэтому, скорее всего, предположение о том, что камень существовал и ранее и был хорошо известен людям, является достаточно убедительным.
Ученые решили проверить, не являются ли найденные в Европе другие синие алмазы всего лишь отдельными частями, отрезанными от Французского синего алмаза. Все эти более мелкие алмазы были расположены в соответствии с увеличением веса — от одного до четырнадцати карат — в результате чего ярко проявилось их так называемое Брунсвикское происхождение. Однако ученые, занимавшиеся сравнением размеров и формы шестидесятисемикаратного Французского синего алмаза, рисунки которого имелись в их распоряжении, с размерами и формой сорокапятикаратного бриллианта Надежды, заключили, что это — один и тот же камень.
Из-за амнистии, проведенной во Франции в 1804 году, согласно которой прощению подлежали все преступления, совершенные во время войны, если с момента их совершения минуло двадцать лет, документы Франкиллона, подтверждавшие, что в 1812 году владельцем камня был Дэниэл Элиасон, предопределили появление самого бриллианта на рынке, где осуществлялась продажа драгоценных камней.
В то время драгоценный камень мог появиться на рынке вполне легально, так как с момента исчезновения Французского синего алмаза из Гарде-Мейбла в Париже в 1792 году прошли ровно двадцать лет и один день. Однако история синего бриллианта в период с 1812 по 1839 год, когда появилась вторая запись об этом камне, покрыта тайной. Существуют лишь одно опубликованное в печати доказательство и портрет, которые позволяют предположить, что в этот период, то есть где-то в 1820-х годах, бриллиант являлся собственностью английского короля Георга IV.
В августе 1839 года в Англии был издан большой каталог, в котором перечислялись предметы частной коллекции жемчужин и драгоценных камней, владельцем которой являлся Генри Филип Хоуп. Хоуп, увлекавшийся коллекционированием драгоценных камней и редких произведений . искусства, был назван и обладателем очаровательного синего камня. Он происходил из видной семьи амстердамских банкиров, которая эмигрировала в Лондон во время войны с Наполеоном и успела нажить там большое состояние. Брат Хоупа Томас — писатель — был широко известен отчасти благодаря своим книгам, отчасти благодаря пародии, созданной на него и его жену французским художником Антуаном Дюбуа в 1810 году. Портрет назывался «Красавица и животное».
Как синий бриллиант попал к Хоупу? Возможно, это произошло во время одной из продаж драгоценных камней из состояния умершего короля Георга IV. После смерти короля остались огромные карточные долги. Сам Генри Филип Хоуп также умер вскоре после издания каталога, в котором было приведено описание драгоценного камня синего цвета.
Бриллиант оставался в семье Хоупа до конца XIX века. После смерти Хоупа он перешел к его племяннику, Генри Томасу Хоупу, а затем к старшему сыну племянника – лорду Фрэнсису Пелхэму Клинтону Хоупу (старшая племянница Хоупа требовала от него использовать имя Хоуп для получения наследства). Будучи крайне расточительным человеком, лорд Фрэнсис неоднократно обращался с просьбой о продаже бриллианта, но родственники не позволяли ему сделать это. Однако в конце концов он получил на то разрешение суда и в 1902 году продал бриллиант нью-йоркской ювелирной фирме «Джозеф Франкель и сыновья».
В 1908 году Франкель перепродал бриллиант сирийскому торговому агенту по имени Селим Хабиб; об этом человеке известно очень мало, история располагает лишь сведениями о том, что он приобрел бриллиант за огромную сумму. Хабиб увез бриллиант Надежды обратно в Париж, однако вскоре после этого, в июне 1909 года, выставил его на аукцион, где бриллиант Надежды предлагался для продажи среди других роскошных и пользовавшихся большой популярностью бриллиантов.
Тем не менее аукцион прошел крайне неудачно, так как ни одно из предложений не достигло установленной изначально цены продажи. Тогда Хабиб отказался от своих прежних намерений и очень быстро продал бриллиант Надежды своему коллеге, ювелиру Пьеру Картье. Сам Хабиб разорился в ходе аукциона и больше уже не смог поправить свое финансовое положение.
Фирма Пьера Картье приобрела драгоценный камень, после чего украсила его жемчужным ожерельем; в 1910 году Картье показал его Эдварду и Эвелине Уэлш Маклинэ из Вашингтона, когда те приезжали в Париж. Оба они были из невероятно богатых семей: Эдвард — сын газетного магната, а Эвелин — дочь золотопромышленника.
После завтрака в отеле, где остановились Маклины, Картье попытался сразить пару рассказами о том, что понравившийся им драгоценный камень насылает на человека проклятия. В своей автобиографии «Отец случайно наткнулся на это богатство» Эвелин Уэлш Маклин отметила, что Картье поведал ей историю камня — начиная от приобретения алмаза французским торговцем Тавернье и до момента, когда, покусанный бешеными собаками, Селим Хабиб утопился вскоре после его продажи. Какие-либо документы, подтверждающие подлинность рассказов Картье, отсутствуют, хотя следует признать, что не было (а возможно, нет и сегодня) ничего необычного в том, что торговые агенты рассказывают всякие мифические истории, связанные с драгоценными камнями, увеличивая тем самым их таинственность, а следовательно, и ценность для покупателя. В любом случае, госпожу Маклин не испугала такая «репутация» камня; она сказала Картье, что «то, что приносит несчастья другим, ей принесет счастье», однако заявила, что ее не устраивает оправа камня, из-за чего она отказалась от покупки.
После этого Картье изменил оправу камня; в этой новой оправе он и был привезен в Вашинггон в 1911 году. Там он обратился к Маклинам с просьбой оставить камень у себя до конца недели. На этот раз госпожа Маклин решила приобрести у него камень, и между ней и Картье начались переговоры. Трудно сказать точно, за какую цену был куплен драгоценный камень, так как в заключенном контракте фигурировала сумма в 180 тысяч долларов (сюда не входили проценты от совершения сделки), а госпожа Маклин в своей автобиографии указала сумму в 154 тысячи долларов, объяснив это тем, что несколько драгоценных камней она не купила у Картье,
Так как госпожа Маклин знала, что свекровь живо заинтересуется ее приобретением и начнет сильно ругать ее за это — точно не известно, когда госпожа Маклин стала полноправной собственницей бриллианта Надежды, но контракт датируется февралем 1912 года, — Эвелин приняла меры предосторожности, сделав так, чтобы Картье не мог окончательно оформить и завершить сделку. Однако вскоре после того, как она сообщила о своем приобретении свекрови, та умерла; умерла и женщина, которая находилась рядом с ней в момент сообщения Эвелин о покупке. Тогда Эвелин решила, что было бы неплохо найти священника, который благословил бы камень.

В своей автобиографии она написала: Мы находились в небольшой боковой комнатке в церкви, когда монсеньор Рассел надел свою рясу и положил мою безделушку на бархатную подушку. Пока он делал приготовления, на дворе началась сильная гроза. Комнату постоянно освещали вспышки молний. Звуки грома сотрясали церковь… Молния попала в стоявшее на противоположной стороне улицы дерево, и оно раскололось на мелкие кусочки. После того, как монсеньор Рассел произнес несколько слов на латинском языке, моя душа странным образом начала успокаиваться. С тех пор я ношу этот бриллиант в качестве прекрасного амулета.

Тем не менее легенды о неудачах, которые приносит бриллиант Надежды, продолжали распространяться; несчастья преследовали даже Маклинов, несмотря на благословение камня церковью. После приобретения бриллианта ее отец спился и умер; ее свекор лишился разума; ее сын Винсон погиб в 1918 году в возрасте девяти лет в автомобильной катастрофе; сама Эвелин разошлась со своим мужем Эдвардом, который перенес нервное потрясение и в 1933 году был помещен в психиатрическую клинику, где вскоре скончался; ее дочь, вышедшая замуж за сенатора, умерла в двадцатилетнем возрасте.
Были ли все эти несчастья связаны с проклятием камня? Конечно, Эвелин Уэлш Маклин знала о том, что камень приносит несчастья, еще до его приобретения. Ее младший брат Винсон (в честь которого она назвала своего сына) погиб в автомобильной катастрофе, в которой сама Эвелин также получила травмы; в результате перенесенной после этого операции ее ноги стали короче на целый дюйм, и бедная женщина вынуждена была в течение некоторого времени постоянно принимать лекарства.
Тем не менее трагедия, постигшая семью Маклинов после того, как Эвелин купила бриллиант Надежды, не является чем-то необычным: несчастья могут постигнуть любую семью. В то время как бриллиант Надежды находился в семье Маклинов, расточительный лорд Фрэнсис проматывал остатки своего состояния, все больше и больше впадая в отчаяние; от него ушла жена, и на его голову свалилось множество мелких несчастий — хотя все это могло быть и простой случайностью, в которой не было ничего необычного, — больше же за это время семью не постигло никаких реальных несчастий или трагедий.
Эвелин Уэлш Маклин увлекалась коллекционированием драгоценных камней, получая наслаждение от излучаемого ими сияния, а бриллиант Надежды был способен удовлетворить оба эти ее пристрастия. Ведя активную жизнь, она давала пышные обеды и навещала раненых в госпитале. А что могло быть лучше для привлечения внимания поклонников, чем прекрасный синий бриллиант на шее женщины? Она даже позволяла поносить драгоценный камень тем, кто обращался к ней с такой просьбой в госпитале.
После приобретения драгоценности госпожа Маклин носила бриллиант Надежды почти каждый день. Она умерла от пневмонии в 1947 году в возрасте шестидесяти одного года. Через два года после ее смерти драгоценности Эвелин Уэлш Маклин приобрел торговец бриллиантами Гарри Уинстон. За то время, пока камень находился в его собственности, Уинстон не раз демонстрировал бриллиант на выставках и бенефисах среди других драгоценных камней; неоднократно его брали напрокат, чтобы поносить, модели; по существу, таким образом Уинстон информировал о наличии у него драгоценного камня широкую публику, делая себе рекламу. В 1958 году, через девять лет после приобретения бриллианта, Уинстон передал бриллиант Надежды в дар Смитсоновскому институту. Известный торговец драгоценными камнями отправил его в Смитсоновский институт по почте (стоимость пересылки составила 2,44 доллара); конфиденциальность посылки была обеспечена дополнительным внесением 1 миллиона долларов. В соответствии с существовавшими страховыми положениями, он не мог быть сфотографирован в этот момент. Вскоре состоялась церемония презентации, на которой присутствовала его жена.
На протяжении многих лет своего существования бриллиант Надежды считается очень правильным и совершенным драгоценным камнем. На основании современной аналитической технологии Американский геологический институт в 1988 году отнес бриллиант Надежды к категории VS, из-за наличия нескольких небольших пятен и одного беловатого вкрапления в камне. (Категория VS, означает «очень мало включений» и характеризуется наличием очень малого количества пятен или мелких кристалликов, которые могут быть обнаружены в алмазе при 10-кратном увеличении.) Тем не менее бриллиант Надежды выглядит очень изящным и обладает редким свойством испускать мощные красные лучи после его облучения коротковолновым ультрафиолетовым светом.
Рассказы о приносимых бриллиантом Надежды несчастьях стали неотделимы от истории камня и в конце концов даже вытеснили многое из реальности. Эта история, в которой правда переплетается с вымыслом, продолжается и в наши дни: она началась однажды ночью 1792 года, когда бриллиант был украден из Гарде-Мейбла. Здесь возникает ряд вопросов: почему на окне хранилища не была закреплена металлическая щеколда? Что происходило с бриллиантом в течение двадцати лет — с 1792 по 1812 год, когда о нем не было никаких сведений, и кто изменил его первоначальную форму? Был ли этим человеком Джон Франкиллон? Также возникает и такой вопрос: если бриллиант Надежды и Французский синий алмаз являются разными камнями, то что произошло в дальнейшем с Французским синим алмазом, и откуда взялся бриллиант Надежды? На все эти вопросы, возможно, никогда не будет дано ответа, однако воображение продолжает воссоздавать образ великолепного. холодно-синего бриллианта Надежды, принадлежавшего трем французским королям и украденного из хранилища в конце Французской революции. Он никогда больше не был возвращен обратно, но почти бесспорно был привезен в Англию, где был тайно обработан и, возможно, стал собственностью четвертого — английского — короля. В конце концов этот удивительный камень оказался в Америке, где продолжает оставаться до наших дней, как и раньше освещая мир своим сиянием.
Несмотря на то, что тайна бриллианта может так и остаться неразгаданной, с уверенностью можно сказать одно: это — великолепный драгоценный камень, чьи известность, красота и подлинность истории превзошли все другие известные в мире драгоценные камни.

Местонахождение в настоящее время: Национальный музей естественной истории, Вашинггон.
Vkontakte Facebook Twitter Мой мир Livejournal Google Bookmarks Закладки Yandex Ruspace

Comments are closed.

.