Антиохийская чаша.
Дата: VI век или начало VII века.
Краткая характеристика: простая серебряная чаша, находящаяся внутри другой чаши, украшенной изображениями Христа и апостолов. Ее открытие произвело сенсацию во всем мире, когда ученые доказали, что она является священной реликвией, считавшейся на протяжении примерно двух тысячелетий одним из величайших утерянных сокровищ — чашей Грааля.
Как выглядит: внутренняя чаша — вдавленная и имеет удлиненную форму, ее край загнут над краем наружной чаши, поверхность которой вырезана таким образом, что на ней виднеются фигурки людей и животных, а также изображения виноградных лоз. Наружная чаша имеет более широкое основание. Высота чаши составляет более 19 см, а ее наружный диаметр превышает 18 см.

В течение двух лет, начиная с 1908 года, в Сирии было обнаружено четыре серебряных византийских сокровища. Первое нашли в Стуме, однако в конце концов его конфисковали турецкие власти, после чего передали его в один из музеев Стамбула. В 1909 году британский археолог обнаружил еще одно сокровище неподалеку от Райха; оно находилось в частной собственности, однако вид его был очень непрезентабельным, так как владелец боялся, что оно будет конфисковано у него правительственными властями и его постигнет та же участь, что и первое сокровище. В 1910 году было объявлено, что археологам удалось обнаружить подземный склад серебра в Гаме, а еще через несколько месяцев в Антиохе нашли и четвертый склад серебряных предметов.
В открытии последнего склада серебряных предметов остается очень много невыясненных вопросов, однако оно выделяется на фоне всех других тем, что именно тогда была обнаружена прекрасная двойная чаша. Как отмечает Густав Эйзен в своей двухтомной работе «Великий кубок из Антиохии», это сокровище обнаружили арабские рабочие в развалинах кафедрального собора в Антиохии. Вполне соответствовал традиции тот факт, что основатель Византийской империи Константин Великий приблизительно в начале IV века роздал серебряные сокровища по церквам империи. Рабочие разделили найденный клад между собой.
В конце концов полный комплект антиохийских сокровищ приобрела антикварная фирма братьев Кучакжи, имевшая свои представительства в Алеппо (Сирия), Париже и Нью-Йорке. Салим и Константин Кучакжи потратили два года на то, чтобы собрать воедино все сокровища, находившиеся в собственности различных владельцев. По окончании этой работы они отправили собранные предметы старины в Париж своему брату Джорджу, который нанял специалиста для очистки серебряных ценностей от слоя окисла. С началом первой мировой войны коллекцию серебряных предметов отправили в Нью-Йорк, где она могла находиться в полной безопасности; в Нью-Йорке жил еще один брат Кучакжи — Хабиб — со своим сыном Фахимом.
Фахим понимал, что один из предметов антиохийской коллекции — двойная чаша — имеет специфическое происхождение. Он разыскал шведского антрополога Густава Эйзена и попросил его провести исследование найденного сокровища. Эйзен тщательнейшим образом изучил эту находку: он разделил чаши и исследовал их по отдельности, обратив особое внимание на их художественное оформление и присущую этому оформлению библейскую символику.
Антиохийская чаша состоит из двух вставленных одна в другую чаш. Внутренняя является простой и необработанной, она не содержит никаких украшений подобно наружной чаше. Как отмечал Эйзен, она имеет характерную удлиненную форму, присущую всем чашам, существовавшим со времен Христа. Эйзен был убежден в том, что внутренняя и наружная чаши были изготовлены разными мастерами и в различное время. Внутренняя чаша очень проста, не имеет никакого художественного украшения; по мнению Эйзена, «это была великая священная реликвия».
Очевидно, наружная чаша была создана несколько позднее. Своеобразие ей придают двенадцать человеческих фигур. Вокруг них сложно переплетаются виноградные лозы со свисающими гроздьями винограда, также здесь представлены сидящие на насестах животные и различные предметы, которые могут быть интерпретированы как различные символы. Верхняя часть внутренней чаши загнута наружу, так что образует цепочку розеток.
Среди человеческих фигур Эйзен в двух узнал Христа: на одной он изображен мальчиком, а на другой — после своего воскрешения. Юношеское лицо его простодушно и прекрасно; лицо воскресшего Христа спокойно и задумчиво. Выше и ниже его, соответственно, находятся голубь и орел. Первый является символом Святого Духа, а последний – Римской империи.
Вокруг воскресшего Христа на разных уровнях сидят апостолы: Петр, Иоанн Богослов и его брат Иаков, Марк, Андрей, Иуда, Иаков младший, Павел, Матфей и Лука. Высокое мастерство создателей этого шедевра искусства обеспечили яркую индивидуальность, присущую каждому из изображенных апостолов. Тщательное изучив человеческие фигурки, животных и предметы, представленные на поверхности внешней чаши, Эйзен опроверг все существовавшие ранее их интерпретации; он использовал Библию и древние записи для аккуратной идентификации всех изображений и их смысла. Эйзен заключил, что внутренняя чаша представляет собой «драгоценную реликвию, дошедшую до нас из самых ранних лет христианства».
Неужели это и есть чаша Грааля? Чаша, из которой Христос пил вместе с апостолами во время Тайной вечери? Несмотря на то, что Тайная вечеря проходила в Иерусалиме, Антиохия также являлась одним из мест, где чаша могла находиться, если только она действительно когда-либо существовала. Согласно Новому Завету (Деяния, 11:26), Антиохия как раз и является тем местом, где впервые верующих в Христа «стали называть христианами». Эйзен и другие ученые утверждали также, что внутренняя чаша действительно является священной реликвией, которая связана с именем Христа. А если это так, то находка имела огромную ценность для всего человечества.
Священная чаша Грааля, из которой пил Христос во время Тайной вечери, является центральным символом, который положил начало многим преданиям; некоторые из них имеют сложное духовное и философское значение. Считается, что Иосиф из Аримафеи использовал эту чашу для сбора крови Христа во время распятия. В Новом Завете также имеется несколько упоминаний о ней: «Чаша благословения, которую благословляем, не есть ли приобщение Крови Христовой? Хлеб, который преломляем, не есть ли приобщение Тела Христова?» (Первое послание к коринфянам святого апостола Павла, 10:16). Согласно другим традициям, чаша Грааля считается неиссякаемым фонтаном, дающим облегчение и исцеление всем, кто пьет из него; ее священная вода защищает пьющих и от зла. В Новом Завете говорится: «Не можете пить чашу Господню и чашу бесовскую; не можете быть участниками в трапезе Господней и в трапезе бесовской» (Там же, 10:21).
После первого тысячелетия поиск священной чаши Грааля был описан в ряде романов вместе с другими хорошо известными событиями и людьми, включая короля Артура и рыцарей «Круглого стола», сэра Галахада, Парсифаля и Гавайна. В этих романах чаша имеет множество различных проявлений — так, она выступает то в виде камня, то в виде вазы, то в виде кубка. Это привело ученых к мысли о том, что чаша не является каким-либо материальным предметом, а представляет собой духовную силу, вселяющую жизнь в любую форму, в которой она проявляется. Так, она может присутствовать в различных видах, причем возникает в них самыми разными способами, однако считается символом религиозной чистоты; согласно широко распространенному мнению, она может появиться лишь у очень благородного человека.
Некоторые ученые считают, что особую ценность представляет не столько сама чаша, сколько связанная с ней символика — вечный поиск максимальных человеческих возможностей. Поиск чаши как реального предмета является довольно фантастичным, однако такие попытки были и продолжают активно проводиться, так как исследователи верят, что это обеспечит им вечную жизнь. Ряд специалистов считают, что Иосиф из Аримафеи, собиравший кровь Христа во время распятия, увез с собой чашу в Англию (одним из возможных мест считается Гластонбэри), где, согласно легенде, она так и продолжает храниться на дне колодца, в котором ее спрятал Иосиф. Однако до сих пор никто не смог найти ее там.
Связь этой легенды с чашей, найденной в Антиохии, значительно увеличила ценность находки.. Кучакжи, оче.— видно заинтересовавшийся этим противоречием, пожелал найти такого богатого коллекционера, который согласился бы купить чашу. Кандидатом на покупку оказался банкир и филантроп Джон Пирпойнт Морган. Один из его помощников в Нью-Иорке изучил чашу перед тем, как ее очистили в Париже. Но в 1913 году Морган умер, так и не увидев ее. После этого бесценное сокровище Кучакжи объехало всю Европу, где люди могли полюбоваться им; по окончании путешествия оно было оставлено в хранилище банка на Уолл-Стрит.
Несмотря на практически единодушное отрицание учеными возможности того, чтобы чаша Эйзена и чаша Грааля были одним и тем же сосудом — считается, что она не могла быть изготовлена раньше IV — V века, — чаша, в конце концов была высоко оценена и за пределами частного рынка. Однако у специалистов ее открытие вызвало массу вопросов, например: была ли эта чаша сделана похожей на чашу Грааля по каким-то особым причинам? И не мог ли Эйзен пойти на поводу у Кучакжи, нанятого, чтобы привлечь внимание к находке и таким образом повысить ее ценность в глазах общественности?
К этому времени найденная чаша стала предметом всевозможных интриг. Томас Костейн посвятил ей роман «Серебряная чаша», экранизированный компанией «Уорнер бразерз»; главную роль в этом кинофильме сыграл кинозвезда Пол Ньюмен. Очевидно, все это привело к тому, что чаша привлекла к себе всеобщее внимание. В 1950 году она была куплена Клойстерс — Музеем западного средневекового искусства в Нью-Йорке (этот музей является филиалом Нью-Йоркского музея искусств).
Однако и тогда чаша продолжала подвергаться жестоким ударам судьбы. Наиболее примечательная история произошла с ней в 19б3 году.
Было воскресное утро, в тот день отмечался праздник Пасхи. Сторож делал очередной обход музея перед его открытием. Наконец он поравнялся с тяжелой дверью с, небольшим глазком, которая вела в хранилище Клойстерсименно там находилась знаменитая чаша. Проникнувшись благоговейным страхом, он увидел, как чаша заколебалась, а затем внезапно поднялась на 7,5 см от полки, на которой стояла. Охранник в ужасе обернулся к ночному сторожу, который также стал свидетелем левитации чаши. Он пал ниц и обратился к Господу с мольбой. Чаша продолжала парить в воздухе в течение примерно такого же времени. сколько, согласно Евангелию, почти две тысячи лет назад понадобилось Иисусу Христу, чтобы восстать из гроба.
Вскоре в гринвичском доме Томаса Ховинга, помощника хранителя музея Клойстеров, раздался телефонный звонок. Истеричный голос поведал ему о том, что только что произошло в музее: человек просил его приехать туда до прибытия репортеров и кинокамер.
Приехав в музей, Ховинг нашел работавших в то время охранников в состоянии религиозного экстаза; они готовы были поведать всем о происшедшем чуде и уже стали причиной появления в музее в тот день тысяч людей. Ховинг очень спокойно осмотрел реликвию, ставшую причиной такого ажиотажа, и предложил рациональное объяснение загадочному происшествию.
Между лампами, скрытыми внутри тумбы-основания и внутри витрины была пластмассовая сетка, которая рассеивала лучи, шедшие от этих источников света. Система сигнализации была устроена таким образом, что в случае, если грабитель захотел бы вынуть чашу из витрины с того места, на котором она стояла, специальный ориентир принимал вертикальное положение, и в помещении главного офиса раздавался сигнал тревоги. Случилось так, что именно в тот момент пластмассовая сетка обрушилась, из-за чего чаша поднялась, а в помещении зазвучал тревожный сигнал. В результате поднятия ориентира в воздух поднялись также сетка вместе с чашей.
Случайное совпадение? Возможно. Однако охранников так и не удалось убедить в том, что левитация чаши могла произойти «по вине» системы сигнализации. В любом случае, Клойстерс постарался как можно меньше афишировать этот случай.
Несмотря на то, что после тщательнейшего исследования ученые опровергли предположение об идентичности Антиохийской чаши и чаши Грааля, вскоре после выхода в свет книг Густава Эйзена в 1923 году снова начали поступать опровержения полученных ранее научных результатов — тайна, или, по крайней мере, неясность, связанная с происхождением Антиохийской чаши, продолжали волновать многих специалистов на протяжении долгого времени. Удивительно, что сокровища Стумы, Гамы и Антиохии были открыты приблизительно в одно и то же время. Эти открытия оказались также связанными и другим образом: они были изготовлены с одинаковым мастерством, имели сходные надписи, коррозию и аналогичные повреждения. Могли ли все эти ценности изначально быть созданы в одном и том же месте? А может быть, все они являются частью какого-то одного еще не найденного большого сокровища?
Марлиа Манделл Манго в своей книге «Серебро ранней Византии» пытается доказать, что в действительности существует всего лишь одно сокровище — сокровище Капер, Кораона, найденное в том же месте и примерно в то же самое время — в Стуме в 1908 году, и что четыре различных «открытия» в действительности представляют собой лишь хитроумную уловку, изобретенную продавцами антикварных ценностей, в частности Кучакжи, чтобы избежать конфискации сокровищ турецкими властями. (Из книги Марго следует, что Капер-Кораон — это деревня, в церковь которой было передано большое количество серебряных предметов в период 540—640 годов.)
Тем не менее еще продолжают сохраняться определенные противоречия, связанные с происхождением чаши: ученые не соглашаются с тем, что она действительно может
являться церковной чашей, кубком или висячей лампой. Однако, какие бы сомнения и противоречия ни оставались, невозможно отрицать то, что Антиохийская чашаэто великолепное произведение искусства, созданное руками людей в самом начале христианской эпохи.
Местонахождение в настоящее время: Нью-Иоркский музей искусств, Нью-Йорк. (Передана взаймы из музея Клойстерс.)
Vkontakte Facebook Twitter Мой мир Livejournal Google Bookmarks Закладки Yandex Ruspace