Розеттский камень.
Дата: 196 год до н.э.
Краткая характеристика: Базальтовая плита с тремя надписями на двух языках. Явилась ключом для расшифровки утраченного языка иероглифов, открыв возможности для изучения древнего мира Египта.
Как выглядит: Черная базальтовая плита примерно 45 дюймов высотой, 28,5 дюйма шириной и 11 дюймов толщиной. Вес плиты составляет около 760,2 кг. Большая часть плиты сохранилась до нашего времени, хотя три кусочков левом верхнем, правом верхнем и правом нижнем углах отсутствуют.

В конце XVIII века во Франции появился новый герой-молодой воин, продемонстрировавший незаурядные способности в военном деле, покорив Италию; это был Наполеон Бонапарт. Вернувшись домой, но не успокоившись на этом, Наполеон Бонапарт начал готовиться к новому военному походу.
Он всячески желал еще и еще раз убедиться в том, что соотечественники поддерживают его начинание, однако ни на секунду не забывал о собственной безопасности. Францией в то время управляло слабое правительство Директории, из-за чего в стране постоянно организовывались заговоры.
Наполеон жаждал победы над главным врагом Франции Англией. Однако непосредственный штурм острова не мог принести успеха, так как английский флот значительно превосходил военно-морские силы французов. Откуда же можно было нанести Англии сокрушительный удар и покорить ее? Такой страной стал Египет.
Наполеон верил, что английские войска, вторгшиеся на французские земли, будут уничтожены во время этих военных действий. Кроме того, Египет, являвшийся частью Османской империи, мог стать для Франции важной стратегической базой, с которой французам было бы удобно атаковать Индию, бывшую в то время английской колонией; британский правитель Индии к тому времени только что подписал торговое соглашение с египетскими беями (или местными правителями Египта).
Заручившись поддержкой Директории, которая питала слабые надежды на то, что военный поход приведет к гибели наиболее могущественного француза — потенциального узурпатора власти, Наполеон готовился к осуществлению этого рискованного предприятия. Когда он обдумывал свой предстоящий военный поход, то не мог даже представить себе, какое открытие предстоит ему сделать во время этой экспедиции. Этим открытием станет бесценное сокровище, обнаруженное французами на территории Египта и, по горькой иронии судьбы, отнятое у них врагом без единой капли крови.
На рассвете 19 мая 1798 года из Тулона отправилось в плавание несколько сотен французских военных кораблей. На них находилось более пятидесяти тысяч солдат и несколько сотен лошадей, готовых принять участие в предстоящих сражениях. На кораблях находились также лучшие инженеры, геологи, археологи, математики и поэты, отобранные Наполеоном для создания подробного описания таинственного Египта и для обучения его жителей.
1 июля 1798 года в сумерках раннего утра несколько тысяч французских солдат высадились на берег рыбачьего поселка Марабу, восемью милями западнее Александрии, и на следующий день, 2 июля, предприняли штурм города. На своем пути в Каир, поблизости от пирамид, французы встретили тысячные отряды мамлюкского войска — прославленных кавалеристов, которые уже ждали приближения французской армии и готовы были отразить ее нападение.
Перед началом сражения Наполеон проехал верхом вдоль рядов своих войск, стоявших под палящим солнцем среди золотых египетских песков. После осмотра войск генерал указал на античные сооружения, поврежденные бурями, но, тем не менее, хорошо видневшиеся неподалеку, и произнес: «Солдаты! Сорок веков смотрят на вас сегодня с высоты этих пирамид!» Французы, несмотря на меньшую численность, были экипированы лучше, чем войска неприятеля, поэтому им без особого труда удалось разбить мамлюкский отряд. Наполеон продолжал покорять Египет, празднуя победу за победой, до тех пор пока вице-адмирал Горацио Нельсон не разбил французский флот в Средиземноморье во время битвы при Абукире.
Загнанные в ловушку африканских земель, французские солдаты возводили укрепления, готовясь к обороне, а группа ученых, привезенных Наполеоном в Египет, усиленно трудилась над различными проектами. Несмотря на многовековую историю Египта, в действительности об этой стране было известно очень мало, поэтому французские ученые поставили перед собой задачу тщательно исследовать все связанное с ней.
В августе 1799 года, через год после высадки Наполеона вблизи Александрии и начала его военного похода на Египет, французским ученым удалось сделать очень важное открытие. Французы занимались строительством оборонительных укреплений форта Сен-Жюльен вблизи города Розетта (или, по-другому, Рашид), расположенного недалеко от устья западного рукава дельты Нила, когда кто-то из солдат или инженеров обнаружил в руинах античный камень. На нем виднелись загадочные надписи, поэтому камень сразу же был признан историческим предметом, представляющим особый интерес для ученых. Найденную реликвию отправили в Каир, в Институт Египта. Ученые, сопровождавшие Наполеона во время его похода на Египет и разъехавшиеся к тому времени по всей стране, практически сразу же получили из этого института приглашение приехать. Возможно, найденный французами таинственный камень действительно скрывал в себе величайшие секреты далекого прошлого.
На камне было три надписи. Верхние две, иероглифы и демотическое письмо (разновидность курсивного письма), были на египетском языке; нижняя, третья, — на греческом. Несмотря на то, что количество строк в каждой из надписей было различным, увеличиваясь в направлении сверху вниз, три фрагмента этих надписей были совершенно одинакового размера. Поэтому специалисты из Института Египта выдвинули предположение о том, что все эти три фрагмента могли содержать одно и то же сообщение. Греческий язык был им хорошо знаком, но язык иероглифов был предан забвению еще тринадцать веков назад. Тем не менее ученые надеялись, что греческий язык может быть использован в качестве основы для распознавания иероглифов. А если удастся восстановить алфавит и грамматику иероглифов, то в конце концов можно будет прочитать и понять смысл большинства других иероглифических надписей на различных антикварных предметах. Таким образом, перед учеными открывались огромные возможности и заманчивые перспективы. Появилась надежда, что в скором времени удастся разгадать величайшие секреты прошлого и новые библейские истории, и все это — с помощью обнаруженного в Египте древнего камня!
Европу быстро охватило радостное оживление по этому поводу. Сам Наполеон захотел посмотреть на Розеттский камень — «Pierre de Rosette», как называли его французы, — и, увидев его, пришел в восторг. Два печатника-Марк Орел и Жан Жозеф Марсель — сделали оттиски с этого камня, а один из ученых, сопровождавших Наполеона во время его военного похода на Египет, — гипсовые слепки; все сделанные копии камня были распространены среди европейских ученых.
Несмотря на то, что все строки, написанные на греческом языке (так же как и другие надписи), были несколько повреждены, понять их смысл было нетрудно. Этот камень предположительно был одним из нескольких, надпись на которых была сделана после собрания жрецов в Мемфисе, состоявшегося примерно в 200 году до н.э. Жрецы издали указ о праздновании девятой годовщины царствования Птолемея Ч Епифана, который был возведен на престол после убийства своего отца. Этот высеченный на камне указ гласил, что Птолемей, которому не было еще и тринадцати лет и который правил страной, находясь под опекой старших советников, сумел добиться процветания Египта; данное сообщение было «высечено на стелах из твердого камня в виде иероглифов, а также на египетском и греческом языках, и выставлено во всех храмах первого, второго и третьего классов, в которых происходило возвеличивание Императора». Основными благодеяниями Птолемея V являются: украшение и восстановление храмов, освобождение пленников, прекращение насильственной вербовки во флот, создание справедливой системы правосудия в стране, предотвращение наводнений путем строительства дамб, а также издание указа о казни отъявленных преступников, совершивших тяжкие преступления.
Однако первоначальные надежды на то, что Розеттский камень явится долгожданным ключом к расшифровке античных языков, через некоторое время были разрушены. Из-за того что несколько кусков камня отсутствовало, перевод иероглифов и демотического письма путем сравнения этих фрагментов текста с текстом, высеченным на камне на греческом языке, оказался чрезвычайно затруднительным. Кроме того, в то время еще не был окончательно доказан тот факт, что все три фрагмента текста, высеченные на камне, содержат одно и то же сообщение. Иероглифы являлись наиболее древней формой египетской письменности. Обычно на камне высекались именно иероглифы. Когда в качестве материала для письма стал использоваться папирус, иероглифы бьии постепенно вытеснены другими формами письменности; так, например, иератическая письменность — курсивная форма письма — в конце концов привела к появлению еще более простой курсивной формы письма — демотической.
Таким образом, открытие Розеттского камня не привело к разгадке филологической тайны древнеегипетской письменности. Ученые делали попытки расшифровать иероглифы уже начиная с XVI века. Немецкий иезуит Антонасиус Кирхер, английский епископ Уильям Варбуртон и французский ученый Никола Фрере — наиболее известные специалисты, занимавшиеся разгадкой древнеегипетской письменности. Однако вследствие ошибочного предположения о том, что иероглифы просто представляют собой некоторую систему картинок, им не удалось точно расшифровать их смысл.
Иероглифы, в состав которых входили различные символы, пытались расшифровать многие специалисты, занимавшиеся изучением древнеегипетской письменности. Смысл одних картинок был довольно очевидным, как, например, изображения животных, в то время как смысл других картинок, на которых виднелись довольно странные и загадочные изображения, так и остался непонятным для специалистов Более того, отсутствовали также точные доказательства того, что смысл наиболее понятных картинок является именно тем самым, какой приписывали им ученые.
У специалистов возникало все больше и больше вопросов в связи с изучением иероглифов. Выражает ли один символ какую-либо одну мысль или может выражать и несколько мыслей? Могут ли несколько символов являться выражением какой-либо одной мысли? В каком направлении следует читать иероглифы? Чем руководствовались древнеегипетские писцы, рисуя те или иные иероглифы для выражения своих мыслей и идей?
Одним из первых ученых, которые занялись расшифровкой демотического письма Розеттского камня, был известный востоковед француз А.И. Сильвестр де Саси, Ему удалось правильно расшифровать некоторые слова, упоминавшиеся в тексте. Позднее, в 1802 году, шведский ученый И.Д. Ахерблат расшифровал еще несколько символов; также ему удалось понять смысл нескольких слов, написанных на коптском языке. Однако на этом открытия Окерблата закончились; идентифицированные им слова были составлены из букв алфавита, а сам ученый был твердо уверен в том, что демотическое письмо является чисто алфавитным. Данная точка зрения в конце концов была признана ошибочной, но полный перевод текста, написанного на демотическом языке, ученым удалось сделать лишь по прошествии полувека.
На протяжении всех этих лет таинственный камень спокойно хранился в Британском музее — как он попал туда, мы расскажем далее, — в то время как специалисты продолжали выдвигать различные предположения о природе написанных на нем загадочных иероглифов, пытаясь найти код для их расшифровки. Первое наиболее крупное открытие на этом пути было сделано примерно в 1816 году английским физиком и врачом Томасом Юнгом, который также заинтересовался изучением одной из копий Розеттского камня.
Томас Юнг высказал предположение о том, что иероглифы могут иметь также и фонетическую ценность, то есть что они представляют различные звуки языка. Эта идея была не новой, но ранее ученым не удавалось найти убедительных доказательств данного факта, а Юнгу это удалось. Ранее ученые были убеждены в том, что иероглифы — эллиптические фигурки, в которые были заключены различные символы (они назывались картуши), изображали царские имена. Юнг попытался идентифицировать фонетическое значение символов одного картуша, которая присутствовала в нескольких иероглифах, высеченных на Розеттском камне; по его убеждению, они относились к обозначению имени Птолемея, что впоследствии и подтвердилось в результате его успешной идентификации нескольких таких символов.

Через некоторое время французский ученый Жан Франсуа Шампольон поставил перед собой задачу расшифровать надпись на Розеттском камне; именно ему удалось наконец найти ключ к дешифровке загадочных иероглифов. Шампольон проявлял большой интерес к египтологии еще будучи студентом. В семнадцать лет он уже изучал в Париже восточные языки и начал составлять словарь коптского языка, который, по его утверждению, был одной из наиболее поздних форм египетского языка, так как в ней использовались и греческие буквы. В 1812 году в возрасте двадцати двух лет он стал профессором.
Используя результаты работы Юнга, свои собственные знания коптского языка и других иероглифов, Шампольон смог установить фонетическую ценность остававшихся для ученых загадочными иероглифов и расшифровал еще несколько царских имен. Шампольон определил, что в картуше некоторые символы представляют одну или две различные буквы и что после женских имен всегда используется один определенный символ. Значение неизвестных символов в картушах царских имен могло быть точно определено путем угадывания эквивалентных им букв в греческом языке и их сопоставления.
Шампольон сделал вывод о том, что древнеегипетский язык существовал в трех формах — иероглифической, иератической и демотической — и что иероглифы были не просто символами, обозначавшими различные идеи, но также имели и фонетическую ценность. Его выводы были опубликованы в 1822 году (Lettre а М. Dacier, relative а l’alphabet des hieroglyphes phonetiques). Значительный вклад Шампольона, сделанный им во время расшифровки четырнадцати неполных строк иероглифов, высеченных на Розеттском камне, состоит в том, что он открыл древнеегипетский алфавит, с помощью которого ученые смогли затем прочитать другие надписи, написанные на языке иероглифов.
В начале 1799 года, после более чем полугода, проведенного в Египте, Наполеон смело вступил в сражение с неприятельскими войсками. На территории Сирии к тому времени скопилась многочисленная турецкая армия, которая готовилась к освобождению Египта от присутствия французов. Бывали моменты, когда Наполеону очень хотелось избежать столкновения с турецкой армией; фактически предпосылкой его военного похода в Египет была гарантия французского министра иностранных дел Шарля Мориса де Та лейрана-Перигора, согласно которой он должен был выехать в Турцию и начать двусторонние мирные переговоры. Однако Талейран обманул Наполеона, и тот вынужден был противостоять вражеским войскам, находясь в крайне невыгодном положении.
Пытаясь предотвратить вторжение турецких войск, Наполеон вместе с тысячами французских солдат отправился в поход на Турцию. На пути к крепости Акра французские войска одержали несколько побед у Эль-Ариша, Газы и Яффы. Однако в крепости Акра французы были встречены десятками тысяч турецких солдат, чьи ряды пополнились также англичанами. Турецкая армия отразила натиск французов и заставила Наполеона отступить. Восемь тысяч французских солдат были отброшены назад и оказались на территории Синайской пустыни. Поход окончательно вымотал их силы; в отступающих войсках французов было очень много больных чумой, и Наполеон, несмотря на возражения полкового врача, хотел ускорить их смерть, дав им опиум. Вскоре после этих событий турецкая армия с моря атаковала Абукир, но в жестокой битве была разбита французами.
В это время в Европе произошли значительные изменения — несколько стран объявили войну Франции, в которой царили разброд и уныние; ненавистная многим французам Директория была слаба и растерянна — и Наполеон, видя, что Египет полностью находится в его власти, решил вернуться домой, на родину. В августе 1799 года, даже не обсудив своего решения с генералом Жаном Батистом Клебером, которому передавал командование французской армией в Египте после своего ухода, Наполеон вступил на борт «Мюйрона» и отбыл во Францию. «Мюйрону» и еще одному кораблю удалось проскользнуть незамеченными под носом у английских солдат; именно с этого момента и начинается этап стремительных изменений в истории Франции и ее народа.
Наполеон, встреченный по прибытии бурей рукоплесканий своих соотечественников, возглавил государственный переворот и сверг ненавистное многим правительство Директории, однако вскоре английские и турецкие войска напали на французскую армию, находившуюся в то время на территории Египта. Во время осады во избежание захвата неприятельскими войсками Розеттский камень был перевезен из Каира в Александрию. Тем не менее до момента подписания в Александрии капитуляционного соглашения, в котором Франция признала свое поражение перед Англией, англичане вынудили французов передать им весь антиквариат и все ценности, собранные за годы пребывания в Египте. Излишне говорить о том, как мечтали англичане завладеть Розетгским камнем, который стал широко известным к тому времени во всей Европе.
Сначала французы отказывались добровольно отдать ценности, однако через некоторое время им пришлось изменить свое решение. Генерал Дж.Ф. Мену, хранивший камень в своем доме, писал английскому полковнику Кристоферу Гели-Хатчинсону: «Вы хотите заполучить его, генерал? Вы можете сделать это, так как являетесь более сильным из нас двоих… Заберите его, когда пожелаете».
В сентябре 1801 года английский полковник Томкинз Хилгров Тернер, принимавший участие в битвах в Абукирской бухте и в Александрии, приехал к Мену и забрал камень. При этом Тернер сослался на шестнадцатый пункт капитуляционного соглашения, и генерал Мену неохотно передал ему драгоценную реликвию.
Отряд артиллеристов завладел камнем, практически не встретив никакого сопротивления со стороны французов. Когда они везли великолепное сокровище по улицам Александрии, французские солдаты и городские жители выкрикивали им вслед проклятия и оскорбления.
Во время путешествия из Египта в Англию многие египетские ценности получили различные повреждения. Однако из-за той особой ценности, которую представлял собой Розеттский камень, полковник Тернер лично сопровождал драгоценный груз во время его путешествия на борту фрегата. Розетгский камень покинул Египет и отплыл из Александрии в Англию в феврале 1802 года.
В Дептфорде камень подняли на борт небольшого судна и провезли через таможенные посты. Он был размещен в одном из залов Антикварного общества, так чтобы ученые без труда могли осмотреть и изучить его; через некоторое время камень был отправлен на место его постоянного пребывания в музей для всеобщего обозрения. Тернер писал по этому поводу: «Я верю, что Розеттский камень — эта антикварная реликвия, позволившая установить связь египетского языка с другими известными языками, будет сохраняться в течение долгого времени. Это — великолепный трофей англичан (я могу даже сказать spolia opima — доспехи, снятые с неприятельского полководца — лат.), с честью добытый ими в ходе войны с французами, а не отнятый у поверженных беззащитных жителей».
Местонахождение в настоящее время: Британский музей, Лондон, Англия.
Харвей Рахлин. Реликвии веков.
Vkontakte Facebook Twitter Мой мир Livejournal Google Bookmarks Закладки Yandex Ruspace